Сергей Пудовкин: Витас действительно умеет замедлять ритм сердца

13:01 23/10/2018
ФОТО : МТРК «МИР»

Продюсер Сергей Пудовкин работал со многими звездами российской эстрады. Он начал свою карьеру в конце 80-х: помогал Бари Алибасову раскручивать группу «На-На». Первым самостоятельным продюсерским проектом Сергея стала певица Анита Цой. Но настоящий успех ему принес певец Витас. Именно с ним Пудовкин прорвался в элиту мирового шоу-бизнеса. Сегодня от Витаса без ума фанаты из Азии, Латинской Америки и даже США. При этом у талантливого и харизматичного продюсера немало собственных поклонниц. Но Сергей женат. Это его третий по счету брак. Более того, Пудовкин многодетный отец. У него четверо детей. Кто супруга продюсера? Почему Пудовкин сделал предложение своей избраннице в самолете, прямо во время полета? И правда ли, что ему пришлось заплатить за триумф Витаса собственным здоровьем? Об этом и не только смотрите прямо сейчас в программе «Ой, мамочки!».

– Сергей, спасибо, что пришли! Как я рада вас видеть! Вы сегодня самый известный российский продюсер. Вас знают далеко за пределами России. А знаете ли вы, что у вас поклонниц не меньше, чем у вашего подопечного Витаса?

Сергей Пудовкин: Ну, у Витаса поклонниц, по последним подсчетам, примерно 40 миллионов, поскольку китайская аудитория достаточно активная, яркая и очень любит Витаса. И я не думаю, что у меня какие-то сопоставимые цифры. Но не за цифрами гонимся! Будем бороться за качество. 

– А как часто женщины подходят к вам с просьбой об автографе или о фотоснимке? 

С. П.: Когда жена рядом, не подходят, к счастью. А она всегда рядом, поэтому уже давно не подходят. В свое время на меня был достаточно активный спрос. Но сейчас я хорошо понимаю, что счастье мужчины начинается в тот момент, когда появляется единственная женщина – любимая, которую ты ценишь, которую ты любишь, которая тебе нужна во всех смыслах ежесекундно. У меня такое счастье в жизни есть. 

Ее зовут Анжела, ее все знают, она много лет успешно работает в шоу-бизнесе. Я в нее влюбился на фестивале «Славянский базар» в 2001 году. Я очень хорошо это помню. Моя попытка обратить на себя внимание в первый раз потерпела поражение. Я не могу описать сцену нашего знакомства, потому что Анжела запрещает мне об этом говорить, но я очень активно пытался с ней познакомиться, и справедливо был послан.

Я подождал 15 лет и все началось заново. Конечно, я не отношусь к числу людей, которые сидят и ждут, когда все получится. Надо работать, надо развиваться, надо совершенствоваться, чем я и занимался эти годы. Но про нее я не забывал никогда.

– Меня заинтересовал такой момент из вашей личной биографии. У нас есть даже документальная съемка момента,  когда вы делаете предложение Анжелике в самолете, прямо во время полета. Почему так?

С. П.: Если вы думаете что у меня был такой замысел, что я сидел и писал сценарий, то это не так. К тому времени я абсолютно точно понимал что это та самая судьба, то самое счастье, та женщина, которая мне нужна. А дальше дело техники: можно на колено встать, можно в Париж поехать, но это традиционно.

А мы много работаем. И мы летели достаточно большим составом: музыканты, певцы, артисты, и я сделал предложение. Анжела ничего не знала, она была в полном шоке! Оказывается, в полете капитан судна имеет право зарегистрировать брак (я этого не знал). Но есть такой закон, он наделен таким правом. Вот так и получилось.

– Но, насколько я знаю, это ваш третий брак. А почему раньше не получилось? Так, чтобы один раз и навсегда! Вы ошиблись просто? 

 С. П.: Нет, никоим образом. Но бывают обстоятельства, которые, к сожалению, от нас не зависят. Редко бывает, чтобы люди расставались в счастье и в радости. Но важно, в каком моменте отношений мы находимся сейчас и здесь. А сейчас у нас абсолютно по-человечески добрые отношения, уважительные, а местами даже лучше, чем были.

– Я нашла информацию о том, что по первому образованию вы учитель, а по второму психолог. Кто вас привел в шоу-бизнес?

 С. П.: Никто меня за руку не брал, я пришел сам.  Помнится, во времена СССР, лет в 17 еще я заработал что-то около 500 рублей на так называемую «вареную» куртку, если вы помните такой термин. Я хотел иметь что-то из одежды в контексте наступающей зимы. И вот я пришел на Рижский рынок, и продавец мне показывает варенку. Я говорю: «Да, мне подходит». Он говорит: «Ну, давай зайдем в контейнер, сейчас примерим ее, и все будет нормально».

Мы зашли в огромный такой контейнер, он вытащил автомат Калашникова, передернул затвор, и говорит: «Давай деньги!». Я тогда так холодно и точно понял, что меня сейчас застрелят за эту несчастную «варенку», что у меня случился внутренний перелом. Я понял, что надо свою жизнь как-то устраивать, переформатировать, искать новые точки опоры для того, чтобы развиваться и идти вперед. 

В то время создавались коллективы, формировался шоу-бизнес, появлялись телевизионные программы и шоу. Бари Алибасов создавал группу «На-На». У нас состоялось знакомство, общение, и я в свои 17 лет начал работать. Я пришел на эту работу, в этот рудник, а через через 15 лет я вышел окрепший, помолодевший, с энергией. Я вдохнул свежий воздух, и мы стали снимать клип «Опера номер два».

– Но с Витасом вы добились ошеломительных результатов! Сегодня он с успехом гастролирует, не считая постсоветского пространства, по Китаю, Японии, Бразилии и Мексике. Но однажды вы сказали, что для такого успеха нужно три составляющих: талант артиста, талант продюсера и большие деньги. С артистом все понятно: пронзительный фальцет Витаса сводит с ума поклонников. Но правда ли, что именно вы – автор всевозможных легенд про Витаса? Ну, например, что он Человек-амфибия? Что он умеет останавливать свое сердце? 

С. П.: Кстати, последнее – это правда, в отличие от первого. Все это – продукт нашего совместного творчества. У нас всегда были очень уважительные отношения. Мы знакомы 20 лет, но мы с Витасом до сих пор разговариваем на «вы». Это маленькая подробность, может быть, не для всех значительная, но симптоматичная для системы наших отношений. 

– Вы меня заинтриговали. Витас действительно умеет останавливать свое сердце? 

С. П.: Да, это правда, хотя я просил его этого не делать. Если говорить без шуток, то есть технологии. Он был полгода в Тибете и получил определенные навыки, знания, степени посвящения. Я далек от этого, это было его личное желание. У него был тяжелый период в жизни, связанный с уходом мамы. Почти год он не мог ни работать, ни петь, ни тем более танцевать. Ему нужно было какое-то время для восстановления. И он в Тибете получил определенную информацию, приобрел опыт тибетских монахов, и действительно может это делать. Это не значит, что он останавливает сердце на полчаса, но замедлять ритм сердечных сокращений в шесть раз от нормального он может.

Артур Гаспарян, журналист музыкальный критик: «Мы помним, как очень долго обсуждали историю, связанную с тем, какой терапевтический, медицинский эффект имеет музыка Витаса на людей. Все это очень серьезно обсуждалось на протяжении довольно долгого времени. Вы наверняка помните эти истории. Интересно было посмотреть как, сидя в сторонке, похихикивал великий продюсер Пудовкин! И совершенно не стоит его за это ругать, потому что если человек сумел сделать так, чтобы в его сказку поверили миллионы, то ему, как продюсеру, честь, хвала и аплодисменты!». 

– Сергей, а третья составляющая успеха из названных вами – это большие деньги. 

С. П.:  Вы знаете, с возрастом я понял, что на самом деле третья, а вернее, первая составляющая – это мои близкие. Моя жена Анжела, дочки Аня, Настя, Ангелинка и сын Никита. Когда они смотрят на тебя, когда они тебя любят, это позволяет тебе жить, развиваться, идти вперед. А деньги – да, деньги нужны серьезные. 

– Правда ли, что на первоначальном этапе вам пришлось заложить квартиру и даже взять кредит? 

С. П.: Тогда это был не кредит, а серьезные ребята с дубинами. Приходишь за деньгами – стоит человек с железным ломом и говорит: «Сколько тебе денег? Сто рублей? Через день двести принесешь! И при тебе завязывает лом в узел». 

Вот в начале был такой парень с ломом, который дал мне миллион долларов. Это был отчаянный шаг, но я был абсолютно уверен в успехе и в правильности выбранного пути. У меня не было ни сомнений, ни переживаний по этому поводу. Договоренность была на два года, с большими процентами, но уже через год мы смогли этот долг отдать.

– Сейчас вы с Витасом начинаете новый этап, завоевываете Америку, сравнительно недавно презентовали клип Витаса. Надеюсь, никому из вас не пришлось закладывать для этого свою недвижимость?

С. П.: Ну что вы, теперь уже американцы закладывали свою, чтобы получить нас. Мы повзрослели, поумнели, у нас серьезные позиции. Это в России к Витасу еще местами бывает такое отношение: думают, как бы его прищучить. Немножко уничижительное отношение к своим героям — это беда нашей страны. Хотя, казалось бы, порадуйся за тех, кто пробился! 

– Я правильно понимаю, что американцы заплатили вам, чтобы работать с Витасом? 

С. П.: Ну конечно! Я с таким удовольствием, с таким необыкновенным счастьем получал эти деньги, выставляя мыслимые и немыслимые условия американским партнерам! Чтобы купюры были новенькие, красивенькие, пачечками. Я говорю серьезно. Вы что думаете? Мы в Америку за свои деньги поехали? Мы еще очень долго думали, с кем конкретно работать, там было восемь вариантов!

–  У многих продюсеров принято забирать в свой карман львиную долю доходов от выступления артистов. Какой процент от гонораров достается вам?

С. П.: 50 на 50. Если хочешь большой успех, большой бизнес, кстати, не только в нашей но и в других сферах, то с партнером надо быть максимально прозрачным максимальный честным в доходах. Самый честный вариант в этой ситуации – это 50 на 50. Этот принцип существует в отношении всей моей профессиональной деятельности, с этим принципом я и пойду по жизни и дальше.

– Вы пережили тяжелую депрессию. Согласны ли вы с утверждением, что за большой успех в профессии приходится платить своим здоровьем и личным счастьем?

С. П.: Нет, не согласен. У меня был тяжелейший, страшнейший этап в жизни. Он был связан с тем, что на моих глазах в течение двух лет умирала мама. Я каждый день это видел, и никакого отношения к профессии, к творчеству и бизнесу это не имеет. Просто я, как абсолютно фанатичная любящий своих родителей сын, не мог этого выдержать. До сих пор не знаю, как я это пережил. Анжела буквально вытащила меня, не скажу что с того света, но почти, было близко.

– Доставляет ли вам удовольствие общение с бывшими женами?

С. П.: Ну, мы же в кино или в рестораны уже вместе не ходим. У нас формат общения, я бы сказал, профессиональный, конструктивно-деловой, уважительный.

– Сережа, я занимаюсь нумерологией и просчитала дату вашего рождения. Ведь это код души, в котором закодированы ответы практически на все вопросы. Вот что сказали о вас цифры: Вы мощный человек, вас не страшат перемены и риски, потому что вы можете возрождаться из любых жизненных ситуаций. Вы, как птица Феникс, всегда возрождаетесь из пепла. Но есть камень преткновения, это деньги. Дело в том, что вы боитесь быть зависимым и считаете, что настоящую свободу от кого угодно и от чего угодно могут дать деньги. Поэтому вы и гонитесь за ними, и  работаете, и откладываете на черный день.Скажите откуда у вас этот страх остаться без денег?

С. П.:  Мы жили бедно. То есть наша семья жила нормально с точки зрения того времени. Но я очень хорошо помню, как лет в 10 я маме покупал в магазине «Океан» то, что там было: хвосты и чешую. Кстати, свои первые схемы я начал выстраивать именно в этой связи: где-то мяса отжать, где-то капусты, где-то картошки найти. Конечно, голода не было, но сахара просто так было не купить. Но я не понял главного, деньги-то у меня будут?

– Будут, только не забывайте о себе и о своем здоровье. Есть риск, что вы загоните себя до изнеможения.

С. П.: Ну все, это главное. Я поехал отдыхать. Спасибо вам!

comments powered by HyperComments