Хабенский о «Собиборе»: Главное – не что зрители говорят, а как они молчат. ЭКСКЛЮЗИВ

12:34 21/10/2018

Военная драма «Собибор» Константина Хабенского выдвинута на премию «Оскар». Фильм, рассказывающий о нацистском «лагере смерти» на территории Польши - режиссерский дебют популярного актера. В эксклюзивном интервью программе «Вместе» на телеканале «МИР» Хабенский рассказал, почему выбрал эту тему, как снимался фильм и какова была реакция зрителей. 

- Поздравляю вас с выдвижением на «Оскар» от России с фильмом «Собибор». Как оцениваете шансы? 

Вы знаете, я не берусь оценивать шансы. Во-первых, то, что выдвинули большинством голосов, уже чертовски приятно. Во-вторых, то, что американская академия через какое-то время подтвердила, что она берет, тоже приятно. Я же в этих сферах особо не вращался. Поэтому для меня интересно, что это такое. Как будет выстроена кампания продвижения фильма по этой номинации. Мне просто это интересно. Что там получится…

- Тема фильма очень сложная – это не просто война, а побег из концлагеря, причем удачный. Почему для дебюта вы выбрали именно ее?

Скажу очень просто – а других предложений-то не было. На самом деле я потом размышляю и думаю, что, возможно, более полезно, более нейтрально было бы участие в какой-нибудь мелодраме, в спортивной драме, в комедии. Потом я понял, что нет, если предлагают попробовать себя в этом качестве, на таком материале. Мне кажется, что у нас и профессия, я говорю об актерах, проверяется на перегрузках. 

- Вы читали воспоминания Печерского, общались с его потомками. Разбирая его персонаж, его личность, что вы для себя поняли? Почему этому человеку удался побег?

Давайте начнем с того, что все-таки экранный человек, который носит имя Александр Печерский – собирательный образ. Это важно. Это не документальная какая-то история, где мы расследуем шрам от аппендицита, что-то еще и так далее. Нет, это собирательный образ советского человека, попавшего в эти обстоятельства. Я собирал, брал что-то из своих понятий о людях того времени, из фильмов, которые на меня когда-то произвели впечатление, а значит они мои, они сидят во мне и значит, что это моя историческая эмоциональная память.

- На какие фильмы вы ориентировались, работая над «Собибором»?

Всех не назову, но, если вы заметите, у нас там есть просто цитата. Может быть, не такая талантливая, но цитата из фильма «Список Шиндлера». Когда камера бежит по всем этим выставленным рядам. Мы не постеснялись и не побоялись напрямую цитировать это кино. Потому что это кино на все времена. И это мое кино, которое тоже сидит во мне. Это и «Они сражались за Родину», и «Проверки на дорогах», и фильм «Свои» Дмитрия Месхиева. Мы с вами воспитаны на одних и тех же фильмах хороших, которые сидят в нас. И так или иначе, они нас с вами воспитали, закалили и благодаря этим людям, которые сделали это кино, у нас есть, наверное, ни на что непохожее определенное мировоззрение. 

- Вы и в Польше показывали эту картину. Как ее там встречали?

Несмотря на то, что там возникло некое непонимание относительно концлагерей, участия поляков в концлагерях, находившихся на территории Польши, фильм пошел в прокат. Люди, которые выходили после премьеры, подходили заплаканные, говорили какие-то простые слова. Мне не важно, чтобы мне что-то говорили. Это не самое главное после показа фильма. Самое главное то, как молчат люди. 

- Сейчас достаточно много снимается фильмов о войне. Многие стараются захватить молодую аудиторию. Потому что, действительно, старшее поколение еще хорошо знакомо с советскими фильмами, многие из которых – абсолютные шедевры. А молодежь мало смотрит фильмов о войне и не очень хорошо знает историю. Перед вами стояла такая задача?

Нет, у меня была одна задача: чтобы мне самому этот фильм был интересен. Было много всяких неприятных вопросов в начале, например, поймет ли вас молодежь. Потом мне присылали в социальных сетях отзывы, вот это сарафанное радио, которое покатилось по соцсетям. И я понял, что абсолютно прав. Достаточное количество молодых людей эта история не оставила равнодушными. И вот этот вот снежный ком покатился, и в результате мы переплюнули прогнозы, которые нам пророчили по сборам и по количеству людей, которые посмотрят этот фильм, в шесть раз. 

- Вы сказали, что читали отзывы в соцсетях. Но известно, что в соцсетях вы не присутствуете.

Да, не присутствую. Мне продюсеры присылали для того, чтобы держать меня в курсе, для того, чтобы периодически у меня поднималось настроение (улыбается).

- А с чем связно неприятие соцсетей?

Я не умею, просто не умею. Я за тактильный контакт, за глаза, за интонацию – я за это. А тратить время на то, чтобы слепнуть в мобильном телефоне или где-то еще, на то, чтобы понимать – шутит человек или он серьезен, дурак он окончательный или у него такое чувство юмора, что он тебя низводит… Я не научился так. Поэтому дорожу тем, что у меня есть. 

- Но все равно вам присылали отзывы, чтобы поднять настроение. 

Конечно, это же мнение зрителей. Там не всегда были положительные отзывы, были отзывы от людей, которые не понимают, не воспринимают. По этим отзывам я понимал, почему они не понимают, не воспринимают фильм. Нельзя всем угодить.

- Спасибо за интервью! 

Полную версию эксклюзивного интервью с Константином Хабенским смотрите в понедельник, 22 октября, на телеканале «МИР 24». 

Беседовала Екатерина Абрамова 

comments powered by HyperComments