Почему осенью «ломает»: у сезонной депрессии есть альтернативное объяснение

16:35 12/10/2018
Фото: Виталий Залесский, "«Мир 24»":http://mir24.tv/, осень
ФОТО : «Мир 24» / Виталий Залесский

Сезонные изменения психического состояния граждан, связанные с погодой и климатическими пертурбациями – давно изученный факт. «Несомненно, в нашей средней полосе с наступлением осени солнца становится меньше, а так как фотоны – световые частицы, воздействуя определенным образом на радужную оболочку, активизируют организм, к зиме активизация становится менее интенсивной. Нарастает усталость, истощаемость нервной системы, снижается настроение. Осенью и весной всегда обостряются хронические заболевания и у душевнобольных, и у невротиков, и у сердечно-сосудистых пациентов, и у гастроэнтерологических», – объяснил эти перепады врач-психотерапевт, действительный член Российской Академии медико-технических наук Александр Теслер.

Но что любопытно: зимой световой день гораздо короче, чем, например, в сентябре (когда лето еще, по сути, не закончилось), однако депрессии начинаются именно осенью, а к зиме состояние у многих стабилизируется. Весной, когда света становится больше, а природа оживает, казалось бы, должно пойти на поправку и самочувствие – но все происходит наоборот. Почему?

На состояние психики влияют не только все вышеперечисленные факторы, но и установки из детства, считает психиатр, психотерапевт, гипнотерапевт, кандидат медицинских наук Евгений Фомин. «Во-первых, с детства мы слышим шаблонные фразы и культурологические установки про осень как период холодов, дождей и опадающих листьев. Все это срабатывает как команда: осенью надо грустить», – говорит врач.

Из этой же серии и знакомая всем классика вроде крыловской Стрекозы. С окончанием теплого сезона героиню басни ожидает ужасная участь: «Попрыгунья Стрекоза лето красное пропела; оглянуться не успела, как зима катит в глаза. Помертвело чисто поле; нет уж дней тех светлых боле, как под каждым ей листком был готов и стол, и дом. Всё прошло: с зимой холодной нужда, голод настает; Стрекоза уж не поет: и кому же в ум пойдет на желудок петь голодный!»

Помимо общего снижения тонуса, многие отмечают и осенний профессиональный спад – хотя по сути ничего не изменилось. Но вдруг начинает казаться, что вся трудодеятельность носит какой-то принудительный, недобровольный характер. В чем же причина?

На самом деле, срабатывают паттерны, страшные воспоминания из детства, закрепленные годами практики – возвращение после летних каникул в школу.

«Осенью меня просто выворачивает наизнанку, – говорит Екатерина из Москвы. – Ничего не хочется делать, особенно работать. Сразу вспоминается детство: три месяца ты беззаботно отдыхаешь в деревне у бабушки, в летнем лагере или на море, а тут опять вот это все: осень, дождь, снова в школу, нелюбимые одноклассники, домашние задания и каждый день вставать в 7 утра, сменив шорты на теплые колготы, рейтузы, шапки, пуховики и сменку».

«Я всегда недолюбливал осень, поскольку это – начало учебы, сначала школа, потом институт, и ты понимаешь: сейчас начнется самая жесть», – говорит Сергей.

«Единственное, что помогало пережить наступление осени со всей этой принудиловкой и учебой, это водка», – согласен Александр.

Так что с окончанием лета в сознании взрослых людей автоматически всплывает призрак училки с указкой, вырывающей ребенка из летнего рая с безграничной свободой и помещающей его в суровый мир долга, чужих оценок, усилий, принуждения, неодобрения и школьных конфликтов. Из переноса на школьно-студенческие годы и закономерная реакция на осень, выражающаяся в подспудном протесте против шаблона принуждения, сформированного в детстве, отрочестве и юности.

В то же время, как отмечает Евгений Фомин, у людей, работающих на себя, нет «сезонности».

«Те, кто работают по найму, и собственники бизнеса воспринимают осень по-разному. И это две большие разницы. Например, я уже три года работаю на себя, и мне все равно, первое ли сейчас января или сентября, холодно или тепло. Я могу ощущать физический дискомфорт от холода, но на мое психологическое состояние это не влияет. Надо мной нет человека, который может выместить на мне свое плохое настроение или поставить мне оценку, отчитать меня или заставить делать то, что я не хочу, что мне не интересно. А в коллективах, помимо всего прочего, обычно происходят еще и процессы, напоминающие грибной мицелий: подневольные люди, как в воронке, сливают друг на друга свой негатив», – говорит эксперт.

Так что психологически «раб на галерах» или «несчастный школьник, прущийся на ненавистную линейку 1 сентября», неразрывно связан с прообразом «училки с указкой». По отдельности они не существуют.

Но почему к зиме это состояние «рассасывается»? Во-первых, организм смиряется с фактом необходимости дополнительных усилий. Во-вторых, причина в биологически запрограммированной мобилизации организма перед испытаниями и трудностями, как у наших первобытных предков, для которых наступление холодов могло означать неминуемую смерть.

Поэтому приходилось напрягаться. Например, стрекозу из басни угроза голода толкает на поиски спонсора. «Злой тоской удручена, к Муравью ползет она: «Не оставь меня, кум милый! Дай ты мне собраться с силой и до вешних только дней прокорми и обогрей!»- взывает героиня. Но, поскольку взрослым людям на «муравья» рассчитывать не приходится (к тому же, всем известно, чем закончилось дело в басне), они изыскивают внутренний резерв для сопротивления и хорошо переносят зиму из-за общей мобилизации организма.

А вот к весне авитаминоз, пониженное содержание витамина Д (влияющего на настроение) и ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство после зимнего перенапряжения внутренних ресурсов, мобилизованных для «выживания») выливается в очередной упадок сил. «В период февраля-марта идет физиологический перекос, из-за ослабленного иммунитета начинаются разные эпидемии. Так что осенью, скорее, имеются «установочные» проблемы (хотя осенью мы как часть природы тоже ощущаем ее увядание и как-то сопереживаем этому процессу), а весной – физиологические», – подытожил Евгений Фомин.

Юлия Кундухова
comments powered by HyperComments