Замуж в Монако: подводные камни «лазурного рая»

15:46 26/09/2018
Замуж в Монако: подводные камни «лазурного рая»
ФОТО : Википедия / Батист Росси

Как гласит пословица, каждая кошка мечтает стать львицей, а женщина – заполучить принца. В этом смысле Лазурный берег видится многим очень заманчивой перспективой: именно там, как считают романтически настроенные россиянки, эти самые принцы и водятся. Но даже если им и удается найти себе спутника жизни «на Лазурке», сказка далеко не всегда становится явью, а иногда и наоборот.

Елена Титова, вице-президент правозащитной Ассоциации Eglex Human Rights из Монако, сталкивается с такими ситуациями довольно часто и знает не понаслышке, как выглядит «лазурный рай» изнутри.

«После года совместной жизни в Англии богатый жених предложил своей избраннице Екатерине переехать в самый райский уголок Европы, жемчужину Лазурного Берега, Монако. Вот, казалось бы, сбывается сказочная мечта: переезд, обустройство семейного гнёздышка, рождение первого ребеночка, второго, 11 лет совместной жизни…И положенный хэппи энд: Екатерина получает письмо от адвоката с просьбой освободить квартиру. Детей, как уточняет письмо, лучше оставить, так как, собственно, жить Екатерине и самой-то негде и не на что. Все кредитные карты к номеру счета на имя гражданского супруга были отменены, а свой счёт Екатерина, занятая домашним очагом, открыть не успела», – говорит Елена Титова.

Как любой нормальный человек, Екатерина первым делом отправилась к юристам. Мол, как же так, «мы же в центре Европы, у меня должны быть какие-то права на совместное имущество, детей и т.п.». На что ей спокойно ответили: у нее есть право на работу (пока не отобрали вид на жительство), а за право на раздельное воспитание детей можно побороться – но при условии, что она сможет предоставить им адекватные условия проживания в Монако.

Важный нюанс: речь идет именно о гражданских браках, которые сейчас очень популярны в Европе. По словам собеседницы «МИР 24», в странах ЕС сложилось устойчивое общественное мнение, будто права партнеров в гражданском браке защищены так же, как и в официальном союзе.

«Об этом же говорят и наши популярные соотечественницы – например, Виктория Боня. В одном из интервью она поясняла: в Европе, если ты живешь с человеком шесть лет и у вас общий ребенок, вы уже являетесь супругами. И женщина радостно и спокойно начинает вить семейное гнездышко, отдавать свою силу и энергию на воспитание детей, исполнение семейных обязанностей и супружеского долга. В законодательных органах она повсеместно подписывает бумаги о том, что она – гражданская жена (есть даже такая графа). Но потом выясняется, что в случае распада семьи этот ее статус не дает ей никаких прав: ни на имущество, нажитое за время гражданского брака, если у тебя нет счетов, подтверждающих, что что-то куплено на твое имя, ни на материальное обеспечение, ни на социальное обеспечение, если она не работала. А труд по быту и бессонные ночи работы мамой не в счет. Что касается прав на детей, за них еще надо побороться, доказывая свою состоятельность. Не можешь содержать детей на том же уровне, что и твой бывший – до свиданья», – говорит правозащитница.

Самое печальное, что заложниками этих пробелов в законодательстве становятся дети. Отцы, чтобы не платить алименты, забирают детей, и в итоге малыши воспитываются приходящими чужими людьми, говорит Титова.

При этом во многих европейских странах (Ирландии, Швеции, Финляндии и т.д.) гражданский брак или аналогичные формы союзов приравниваются по правам к официальному браку. «Есть общая тенденция de facto наделять такие союзы  все большими правами и обязанностями. Но женщины часто переезжают в Монако уже будучи беременными, или с маленьким детьми. И никто не ожидает, что в центре Европы, в Монако, которое подписало Конвенцию ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, будут попираться их права. Впрочем, даже брак не защищает женщин в Монако от того, чтобы не остаться при разводе ни с чем, но хотелось бы, чтобы Монако признало имущественные права женщин и в гражданском браке», – говорит Елена.

В вопросе отношений, по ее словам, надо надеяться на лучшее, но готовиться к худшему. Пока соответствующие законы не будут разработаны, защитить права женщины-матери поможет только подробный контракт. «Отношения, которые у вас есть на начальном этапе, неизбежно кончатся. И, если над этим не работать, то кончатся относительно быстро и не в вашу пользу. Прежде чем начинать совместную жизнь и рожать детей, необходимо получить юридическую консультацию о ваших правах в гражданском и официальном браке, подписать нотариальный контракт и вносить в него изменения, если семейные обстоятельства меняются», – уверена правозащитница.

Мужчины, по ее словам, не брезгуют даже требовать через адвокатов от женщин вернуть потраченные на них (женщин) и детей деньги и вещи. Так, еще одна россиянка, выиграв опекунство над детьми и найдя для них маленькую квартиру, забрала из квартиры бывшего пианино, на котором занимались дети, за что получила угрожающее письмо от адвоката с требованием вернуть имущество, купленное на имя бывшего гражданского супруга. При этом отец регулярно продолжал одаривать детей подарками и поездками, в несколько раз превышающими стоимость инструмента, рассказывает Титова.

«Надо заметить, что нам, россиянам, Европа часто кажется прогрессивным в плане законодательства обществом. Однако именно тут продолжают действовать законодательные атавизмы, которые для современного человека смотрятся, по меньшей мере, странно. В частности, женщины в Монако обязаны соответствовать ряду условий для передачи своего гражданства своим же детям, в то время как местные мужчины могут передавать свое гражданство без выполнения таких условий. Предусматривается возможность того, что женщины в Монако могут быть вынуждены отказаться от своего гражданства при вступлении в брак с иностранцем, чего в отношении мужчин, опять же, нет. В Монако женщины-иностранки произвольно увольняются после отпуска по беременности и родам на основании статьи 6 Закона No 729 от 1963 года, который санкционирует увольнение без объяснения причин, и так далее», – говорит правозащитница.

Еще одна проблема – аборты.

«Ребенку Натальи едва исполнилось 10 месяцев, когда она поняла, что снова беременна. Накопившаяся за многие месяцы физическая и эмоциональная усталость и разлады с мужем не благоприятствовали пополнению семью. Женщина подумала об аборте. Но, позвонив в больницу, выяснила, что акушер-гинеколог сможет принять ее только через месяц, если женщина сдаст кровь на анализ о наличии беременности. При этом стоит учесть: Монако в полной мере не отменило уголовную ответственность за добровольное прерывание беременности. Легально сделать аборт можно по медицинским показаниям или в том случае, если беременность наступила в результате изнасилования, но это еще придется доказывать. А как доказать «достаточные основания полагать, что беременность является результатом преступного акта»? Подвергнуть женщину, обратившуюся с просьбой о проведении аборта, чрезмерным расспросам и инвазивным мерам, в целях получения экспертно-криминалистических или медико-биологических доказательств», – говорит Титова.

Еще одна странность: жительницам Монако запрещено вступать в новый брак в течение 310 дней после развода.

«Несмотря на критику ООН, такая ситуация сохраняется. В плане обеспечения гендерного равенства, закрепленного в законодательстве, Европе есть, чему поучиться у России. А людям, желающим перебраться в «лазурный рай», следует для начала досконально изучить местное законодательство», – подытожила Елена Титова.

comments powered by HyperComments