Выживший: как российский альпинист протянул неделю без еды и в холоде

11:26 08/08/2018
Фото: Елизавета Шагалова, "«МИР 24»":http://mir24.tv/, горы, сочи, роза хутор
ФОТО : «Мир 24» / Елизавета Шагалова

Латок-1 – неприступная вершина на границе Индии и Пакистана. Ее мечтают покорить альпинисты всего мира и пробуют это сделать уже на протяжении 40 лет. Погода в этой местности очень переменчивая, она заставляет альпинистов подолгу выжидать наиболее удачное время для штурма. Преодолеть высоту семь с лишним тысяч метров горного массива не удалось и россиянам. Попытка обернулась трагедией. Спасти удалось только одного из двух спортсменов. «МИР 24» рассказывает, как в пакистанских горах спасали российского альпиниста Александра Гукова и почему погиб его напарник Сергей Глазунов.

Оказались в ловушке

Восхождение началось 10 июля и должно было продлиться почти месяц. Житель Петербурга, 40-летний Александр Гуков и его напарник из Иркутска, 26-летний Сергей Глазунов постоянно сообщает, на какой высоте находится. Связь с ними держит координатор спасательной операции Анна Пиунова. Она контролирует едва ли не каждый шаг альпинистов через сообщения. Их Александр получает при помощи GPS-трекера – устройства, способного работать без подзарядки дольше недели.

Спустя пять дней, 15 июля, скалолазы достигают высоты 5,5 тысяч метров, разбивают там лагерь и оставляют тяжелые вещи. Впереди их ждет неприступный северный гребень Лотка-1. Таким маршрутом эту вершину еще никто и никогда не штурмовал. В этот же день напарники получают от Пиуновой предупреждение о том, что погода скоро испортится.

По плану добраться до верхушки горы Гуков с Глазуновым должны были 22 июля. В этот день они оказались уже почти у цели – на высоте 6,500 тысяч. До покорения вершины оставалось совсем чуть-чуть, но погодные условия, как и ожидалось, резко ухудшились. Поднялся сильный ветер, начался дождь со снегом.

Альпинисты терпеливо ждали, когда погода наладится. Удачное время для последнего рывка так и не наступало. Они оказались в снежной ловушке. Через пару дней Александр с Сергеем перестали выходить на связь. В это время, как рассказал старший координатор спасательного отряда Федерации альпинизма России Алексей Овчинников, сотрудники посольства России в Пакистане не спали всю ночь – нужно было срочно организовывать спасательную операцию.

«Почему-то многие думают, что альпинисты сумасшедшие. На самом деле все они хотят домой и к женам, а альпинизм – очень интеллектуальный вид спорта. Ведь в экспедиции все меняется – маршрут, погода, состояние участников. Ты обязан действовать в постоянно меняющейся обстановке, все время принимать решения, буквально каждые 10-15 минут», – сказал Овчинников.

Снег шел без остановки. 25 июля погодные условия позволили пакистанским военным летчикам совершить первый облет, убедиться, что оба скалолаза живы и скинуть им заброску – рюкзак с шоколадными батончиками и палкой колбасы, рассчитанными на двое суток. Спасатели были уверены, что за это время точно успеют спустить альпиниста с горы. Но не тут то было. Уже через два часа Гуков отправил практически подряд три сообщения с сигналом SOS «Мне нужна помощь», «Меня нужно эвакуировать, «Серега улетел. Я вишу на стене без снаряги», – написал он Анне. Сообщения прочитала и Юлия Крисанова, жена Александра. 

«Она только в этот момент поддалась панике, стала плакать и спрашивать, что же ей теперь делать. Но дальше держалась мужественно. Юля молодец», – сказала Пиунова.

Младший альпинист Глазунов сорвался со скалы вместе со снаряжением. В рюкзаке у него остались веревки для спуска, запас еды на двоих и газ для горелки. Так Гуков остался один на один с крутым склоном и коварной стихией.

Спасли не сразу

Связь с Гуковым поддерживали, как могли. За два дня до окончания операции на его спутниковом телефоне оставался только один процент зарядки. «Сообщения ограничены по знакам – не больше 160. И отправлять их можно не чаще, чем раз в 10 минут. Поэтому инструкцию от пилотов о том, что делать Саше, когда они прилетят, мне пришлось укладывать в это короткое сообщение», – рассказала Пиунова.

Сразу же провести спасательную операцию не получилось. «Спасатели вылетели поздно и пропустили два часа хорошей погоды, им пришлось ждать, когда снова появится погодное окно», – объяснила Пиунова. Ожидание летной погоды затянулось на неделю. Гукову посчастливилось найти крошечный уступ, защищенный от лавин и камнепадов. Там он разбил палатку, которую постоянно приходилось откапывать из снега. Под конец снежного заточения Гуков перестал это делать, потому что окончательно обессилел.

Из еды у него была только половинка «Сникерса». «Через пару дней я тут помру на камешке», – отчаянно писал Гуков Пиуновой. Но все же не сдавался.

«В последнем сообщении я ему написала, что завтра будет хорошая погода. Лежи спокойно и дыши ровно. Следи за ногами, делай массаж. Тебя обязательно спасут», – вспоминает координатор. «Мне тяжело, тут тесно», – отвечал Гуков, но продолжал терпеливо ждать эвакуации.

Его, разумеется, не бросали. И Гукову было важно это знать, чтобы не поддаваться панике. Он видел облачность, слышал, что вертолет методично кружит над горным массивом и понимал, что про него не забыли. Шесть дней спасатели безуспешно пыталась подобраться к хлипкой палатке альпиниста, которая была полностью завалена снегом. На седьмой день с погодой наконец-то повезло. Засыпанную снегом палатку с альпинистом искали 40 минут. Гуков собрал последние силы в кулак, выбрался наружу и смог пристегнуть себя к спасательному тросу. Он был очень слаб, еле разговаривал, но счастливо улыбался. Последний рывок все-таки удался. В Москву его доставили спецбортом МЧС. 

Теперь скалолазу предстоит длительный период реабилитации. Он получил серьезное обморожение обеих стоп, сильно истощен физически и морально, не может самостоятельно ходить и нуждается в серьезном лечении. Сначала его доставили в пакистанский госпиталь, а затем в хирургию имени Вишневского. По словам директора Института хирургии имени Вишневского, академика РАН Амирана Ревишвили, восстановить организм получится не меньше, чем за месяц. Возможно этот процесс потребует «микрохирургического вмешательства», сказал врач.

В семье к опасному увлечению Гукова относятся с пониманием. «Конечно, я бы хотела чтобы он чаще бывал дома. Но он взрослый человек, я не могу ему это запретить. Пусть он сам решает, стоит ли дальше заниматься альпинизмом», – сказала жена альпиниста Юлия. Супруги вместе больше десяти лет, у них двое детей – сын и дочь. На ближайший год увлечение альпинизмом Александр решил отложить. Вместо этого рвется в дальнее плавание. По профессии он моряк, старший помощник капитана. «Мне 13-го в рейс, я не могу целый месяц лежать в больнице», – Юлия вспоминает слова супруга. 

Почему погиб Сергей Глазунов? Он нарушил азы техники безопасности – спускался на «полку» (пологую часть горного рельефа) и не пристегнулся. Ошибка, как подтвердил Овчинников, была чисто технической: у Глазунова хватало квалификации, чтобы ее избежать. Александр не видел, как упал Сергей, потому что находился выше. И хотя определить местоположение тела может дрон, все равно поиск будет непростой задачей. Поэтому семья альпиниста отказалась идти на риск и решила, что поисковая операция не нужна.

«Достать тело Сергея будет очень сложно, почти нереально. То есть если мы будем проводить эту операцию, то мы должны понимать, что можем пожертвовать жизнями других людей. И семья приняла решение не снимать тело Сергея. Репатриации не будет», – заявила Пиунова.

Цена ошибки в альпинизме очень высока. Иногда она может стоить жизни.

Фото в статье: Игорь Медведев

Алла Смирнова
comments powered by HyperComments