Больное место: знаменитые русские писатели-врачи

15:39 27/07/2018
Больное место: знаменитые русские писатели-врачи
ФОТО : Википедия

Их произведения давно стали классикой, хотя при жизни эти писатели считали своим главным призванием вовсе не литературу, а медицину. О том, в какие глубинки заносило русских писателей лечебное дело и почему они решили дать врачебную клятву, рассказывает «МИР 24».

Смотрите сериал «У реки два берега» 4 августа в 16:15 на телеканале «МИР». Мама увезла дочь Сашу из деревни Голубки, когда ей было всего два года. Девочка выросла в столице и по примеру родителей выбрала профессию медика. Однажды Саша узнает, что ее родной отец жив и по-прежнему трудится фельдшером в Голубках. Девушка намеревается поехать в деревню. Какие открытия ждут ее там?

Михаил Булгаков

Оба деда будущего классика были священниками, а отец преподавал в духовной академии. Каждое воскресенье семья Булгаковых устраивала чтения Библии. Казалось бы, путь Михаила Афанасьевича был предрешен. Но другие родственные связи оказались сильнее. Отчим и двое из шести братьев его матери, Михаил и Николай Покровские, были довольно успешными врачами. Михаил – личным терапевтом патриарха Тихона, а Николай – востребованным гинекологом, который стал одним из прототипов профессора Преображенского в «Собачьем сердце».

Булгаков отошел от религии, как только поступил на медицинский факультет Киевского университета. Сразу после учебы, в начале Первой мировой войны, он служит добровольцем Красного Креста в украинских прифронтовых госпиталях и получает там первые практические навыки, в том числе хирургические. Затем его отзывают в Москву, а оттуда направляют в деревню Никольское Смоленской губернии. Там молодой врач становится свидетелем эпидемии сифилиса, которая в послевоенные годы приобретает катастрофические масштабы. К тому же он, как житель большого города, попадает в совершенно непривычную обстановку.

«Я, юбиляр двадцати четырех лет, лежал в постели и, засыпая, думал о том, что мой опыт теперь громаден. Чего мне бояться? Ничего. Я таскал горох из ушей мальчишек, я резал, резал, резал… Рука моя мужественна, не дрожит. Я видел всякие каверзы и научился понимать такие бабьи речи, которых никто не поймет. Я в них разбираюсь, как Шерлок Холмс в таинственных документах» - рассуждает герой «Записок юного врача» о своей службе земским врачом.

213Фото: wikipedia.org

Он действительно был одаренным врачом: быстро распознавал характерные черты заболеваний, редко ошибался в диагнозах, проявлял смелость, когда требовалось провести очередную трудную операцию. Из Никольского он часто ездит в город и хлопочет там об открытии венерологических пунктов в уезде. Работать приходится круглые сутки. Занесенные с фронтов венерологические заболевания быстро охватывают села. Медицинское обслуживание становится бесплатным для большинства крестьян, поэтому сельские жители чуть ли не толпами идут и едут к Булгакову изо всех уездных деревень.

Там же, в сельской больнице, Булгаков пристрастился к морфию. Произошло это случайно – на него кашлянул больной дифтеритом ребенок. Слюна попала в глаз. После укола противовирусной сыворотки несчастный Булгаков весь покрылся сыпью, не мог спокойно спать и попросил у медсестры морфий, чтобы избавиться от мучений. Привычка к препарату выработалась буквально за два дня и, если верить автобиографической повести «Морфий», еще очень долго не покидала будущего писателя.

Службу земским доктором Булгаков продолжил в Вязьме, а оттуда весной 1918 года вернулся в Киев. В родном городе он некоторое время ведет частную практику как врач-венеролог, но уже в 1919-ом окончательно оставляет медицину ради литературы. Личный врачебный опыт Булгакова блестяще отражен абсолютно во всех его произведениях.

Василий Аксенов

Сначала автор знаменитого «Острова Крым» учился на медика в Казани, а затем перевелся в первый Ленинградский мединститут, где готовили к большому плаванию корабельных врачей.

213Фото: ТАСС /  Савинцев Федор

Аксенова определили в Балтийское морское пароходство, но добро на заморские перемещения не дали из-за репрессированных родителей. Хотя и отец, и мать к тому моменту уже были реабилитированы, поступить на службу корабельным врачом Аксенову так и не удалось. Затем Василий Павлович работал карантинным врачом на Крайнем Севере, в Карелии, в Ленинградском морском торговом порту и фтизиатром в туберкулезной больнице в Москве. 

Его первые рассказы, опубликованные в журнале «Юность», сопровождались подписью «Автор – врач. Ему 26 лет. Печатается впервые». После успеха экранизированной повести «Коллеги», в которой молодой Аксенов документально описал жизнь своих приятелей-медиков, он уже не нуждался в представлении. Литературное сообщество приняло врача в писатели. И хотя с карьерой лекаря у Аксенова не задалось, медицинские знания пригодились ему на литературном поприще.

Антон Чехов

Медицину писатель считал законной женой, а литературу – любовницей. Конечно, он и предположить не мог, что ему уготована судьба классика мировой литературы, когда поступал на медицинский факультет МГУ.

В своем выборе Антоша Чехонте ничуть не разочаровался. Правда, всю жизнь его мучила совесть то перед литературой, то перед медициной – в зависимости от того, чем Чехов больше занимался. «Поговорка о двух зайцах никому другому не мешала так спать, как мне», – признался он однажды своему товарищу Григоровичу.

213Фото: wikipedia.org

Одним из его преподавателей Чехова в МГУ был Склифосовский, чье имя сегодня носит знаменитый научно-исследовательский институт скорой помощи. Первые практические навыки Антон Павлович приобрел во время студенческой практики в больнице подмосковного города Воскресенска (ныне Истра), куда ездил с семьей навещать брата Ивана. Старшие лекари разрешали ему время от времени замещать их. И хотя Чехов поначалу обслуживает пациентов неуверенно и медленно, они ценят его старания и чуткое отношение к больным. Молодой врач до того переживал за пациентов, что однажды ему пришлось мчаться вдогонку за больным со свежим рецептом: он неверно поставил запятую в дозировке препарата. Догнал и успел исправить!

После окончания университета юный лекарь решил попытать счастья на поприще врача частной практики. «Медицина не адвокатура: не будешь работать, застынешь», – считал будущий классик литературы. На двери квартиры он повесил табличку с надписью «Доктор Чехов».

Больные часто будили его по ночам, еще чаще он выезжал к ним на дом. Затем последовала работа в Звенигородской земской больнице. Там Чехов был одновременно заведующим и уездным врачом. Он участвовал в судебно-медицинских вскрытиях и выступал в суде как эксперт. Дальше службу уездным лекарем он продолжил близ города Сумы Харьковской губернии.

«Мечтаю о гнойниках, отеках, фонарях, поносах, соринках в глазу и о прочей благодати. Летом обыкновенно полдня принимаю расслабленных, а моя сестра ассистирует мне, – это работа веселая», – так писал Чехов из харьковской глубинки в мае 1888-го Владимиру Короленко о своих врачебных буднях.

Но самый богатый жизненный опыт писатель получил, бесспорно, на Сахалине. За три месяца он изъездил «остров невыносимых человеческих страданий» с севера на юг: вел прием в лазаретах, осматривал тюрьмы и помещения для проживания каторжан. Перепись населения Сахалина, проведенная лично Чеховым, показала, что в основном жители острова умирают от чахотки. За повесть «Остров Сахалин» Чехову не присудили ученую степень (она нужна была для преподавания в медицинских вузах, о котором писатель давно мечтал), но повергла в ужас жителей Российской империи. Власти вынуждены были обратить внимание на каторжан и улучшить условия их пребывания.

Владимир Даль

Автор фундаментального «Толкового словаря живого великорусского языка» и талантливых, но непопулярных детских сказок был практикующим врачом-офтальмологом.

213Фото: wikipedia.org

После окончания морского кадетского корпуса в Кронштадте он служил некоторое время в Черноморском флоте, но вскоре решил продолжить учебу и поступил на медицинский факультет Дерптского университета. Занятие медициной не было для него формальностью, и Даль очень преуспел в этой области. Увлечение словом всегда развивалось параллельно. Даль, сын обрусевшего датчанина, с юных лет любил вслушиваться в незнакомые слова и записывать их. Однако свое рвение к лингвистике и литературе он поначалу не воспринимал всерьез и хотел полностью посвятить себя медицине.

Впервые проявить свои блестящие врачебные навыки Владимир Иванович смог во время русско-турецкой войны 1828 года. За Дунаем разбушевалась эпидемия чумы, и будущему востребованному хирургу-офтальмологу пришлось досрочно защитить диплом, чтобы отправиться служить ординатором в военно-сухопутный госпиталь.

После войны к Далю пришла слава профессионала – весь Петербург знал его как толкового окулиста. Он провел множество успешных операций по удалению катаракты. Причем оперировать автор словаря мог обеими руками: и правая, и левая кисти «слушались» его одинаково хорошо. Тогда же у Даля появилось новое увлечение – он стал сторонником гомеопатии и яростно защищал альтернативный метод лечения в публикациях журнала «Современник». Составление знаменитого словаря, дружба с Пушкиным, написание сказок для детей и поездки по российских глубинкам в поисках лингвистических находок были еще впереди. По некоторым данным, Даль одним из первых узнал о ранении Пушкина на дуэли, вел дневник его болезни и изо всех сил пытался спасти друга.

 

Алла Смирнова
comments powered by HyperComments