Навстречу путине: как на Дальнем Востоке добывают красную икру

19:38 22/07/2018
ФОТО : «Мир 24» / Максим Кулачков

Им сейчас не до отдыха. Тысячи людей со всей России и из ближнего зарубежья каждый год едут на Дальний Восток ловить рыбу и добывать красную икру. Лето – время лососевой путины. Романтика, трудовые будни и возможность стать миллионером. Рыбацкое счастье решил попытать корреспондент телеканала «МИР 24» Родион Мариничев.

Двухметровая волна раскачивает борт так, что самый верный способ удержаться на ногах – взяться за сети. Примерно в километре от берега бригада рыбаков тянет дель – огромную рыболовную сеть, в которую уже попалась рыба. Главная задача – переложить весь улов в прорезь, чтобы потом оттуда при помощи буксира транспортировать его на берег. «Прорезь» – едва ли не главное слово путины. По сути, это огромный садок, натянутый на непотопляемую металлическую раму. Рыба там, как в аквариуме: еще живая, но уже окончательно плененная. 

В самые рыбные дни смена бывает по 16 часов – с 6 утра до 10 вечера. Выходные – только в шторм или в так называемые проходные дни, когда рыбе дают зайти в реки на нерест. Так что новичкам непросто. Ночуют здесь же, посреди океана. Кубрик хоть и тесный, зато с телевизором. 

Романтика и деньги. Вот, пожалуй, две главных составляющих путины, ради которых многие готовы ехать на другой конец страны. 

Две тысячи тонн лососевых за три месяца путины. Такой улов для бригады из 13 человек считается хорошим. Если учесть, что за килограмм рыбакам платят по 6,5 рублей, то в сентябре каждый может увезти с собой по миллиону.

«На Камчатке добывается 25% общероссийского вылова всех водных биоресурсов. В прошлом году мы добыли 1 млн 204 тысяч тонн», – уточняет министр рыбного хозяйства Камчатского края Владимир Галицын.

Сейчас заканчивается нерест чавычи и нерки, а в реки заходит горбуша. Пока ученые проводят контрольный вылов на реке Камчатка, чтобы предсказать численность поголовья, рыбой пришел полакомиться медведь. Ему можно, он браконьером не считается. 

Погоня за настоящими браконьерами – на оперативных кадрах Рыбоохраны. Скрываясь от инспекторов, нелегалы выбрасывают в воду и пойманное, и орудия лова. Например, сети, которыми можно перекрыть целое русло. 

Легальная рыба создает легальные рабочие места. На завод пришла новая партия улова, в прорези – около 12 тонн. Основная масса рыбы подается в цех при помощи насоса, крупную рыбу поднимают багром.

При стабильном улове цеха рыбообработки не останавливаются ни на минуту. Трудятся круглосуточно в две-три смены. Только приноровишься на разделке – и уже полночь. Кишки отдельно, икра – отдельно, туша – отдельно. На одну рыбину – по 10 секунд. Это темп опытной рыбообработчицы. 30-летняя Оксана как раз из таких – на путине она работает с 18 лет. 

Святая святых завода – икорный цех. Обстановка там почти, как в операционной. Под руками – икра нерки. Чтобы получился деликатес, ее нужно выбить из ястыка – пропустить через огромное сито. Повыбиваешь икру целое лето – и можно не идти в спортзал.

Закуска выходит самое то: нежная и не слишком соленая. Правда, этим здесь давно никого не удивишь. Почти как у Гиляровского: икра обрыдла, вобла ужовистее. 

Первые плоды нынешней путины – уже на прилавках. Цена только начала формироваться. Четыре тысячи рублей за килограмм. Столько стоит свежая красная икра на камчатских рынках. Цены примерно такие же, как и в европейской части страны. В этом году прогнозы по улову лососевых хорошие, так что красная икра может немного подешеветь ближе к осени.

Родион Мариничев
comments powered by HyperComments