Как битва под Прохоровкой приблизила крах гитлеровской «Цитадели»

22:04 15/07/2018

На этой неделе в странах Содружества вспоминают жаркое лето 1943 года. Курская дуга – самая крупная танковая битва в истории под Прохоровкой. На поле боя за Советский союз сражались войны 36 национальностей: больше всего русских, украинцев и белорусов, а также армяне, казахи, грузины, молдоване, узбеки. Двое участников сражений получили звания Героев. Многие награждены орденами Красного знамени и Отечественной войны. Бились под Прохоровкой не на жизнь, а на смерть. Корреспондент «МИР 24» Роман Гальперин рассказал о том месте, где в 1943 году был самый настоящий ад. 

Над этим полем каждые 20 минут звучит колокол. В память о трех ратных полях России: Куликово, Бородино, Прохоровка. Танковое сражение продолжалось здесь семь дней. По преданию, погибших советских солдат хоронили год. Еще четыре года на этой земле не мог взойти хлеб.

«Как раз все поспевало: и пшеница, и рожь и ячмень. Горело все», – вспомнил участник Курской битвы Василий Шевцов.

О событиях 75-летней давности ветеран рассказывает, будто они вчера произошли. Вспоминает, как попал на фронт в 18 лет, как три месяца копал оборонительные укрепления под Прохоровкой, и как немецкая артиллерия не давала добраться до реки - неделю были без воды. 

«Мы пошли в наступление. Там был такой огонь, как дождь. Пулеметы, автоматы, самолеты. Один за одним, загоняет в хвост и бьет», – рассказал ветеран.

Это было 11 июля. В том бою его ранило в плечо. Через день на Прохоровском поле произошло самое масштабное танковое сражение в военной истории. Оно началось с 15 минутной артподготовки. После чего советское командование отдало приказ «в бой!».

Наблюдательный пункт пятой танковой армии. Здесь утром 12 июля находился генерал Ротмистров наблюдал за танковым сражением, правда, недолго. Поле почти сразу заволокло пылью и дымом. Только по радио Ротмистров слышал команды немецких и советских экипажей, но больше – злые и ядреные выражения, которые не публиковали ни в русских, ни в немецких словарях.

Сражение Павел Ротмистров, а после и советские историки, описывали как «танковую дуэль», когда две лавины ринулись друг на друга. По канонической версии, созданной советским ученым Маркиным, в тот день сошлись 1200 танков: 700 – с советской, 500 – с немецкой стороны. 

К этой битве Гитлер готовился больше трех месяцев. В апреле фюрер разработал план «Цитадель». Войска Вермахта должны были двумя мощными ударами с юга и с севера срезать огромный выступ в линии фронта, прозванный «Курской дугой».

На Восточный фронт Гитлер направил свои лучшие силы – 50 дивизий, в том числе 18 танковых. В армии царил небывалый эмоциональный подъем. Ну не могли дивизии под названиями «Лейбштандарт Адольф Гитлер», «Дас Райх» («Рейх»), и «Мертвая голова» проиграть.

Вот фрагмент письма неизвестного немецкого солдата: 

«Я помню, отец, что мы рядовые Великой армии, Великой страны! Что мир, глядя на нас, должен затаить дыхание. Мы готовы драться. Справедливость войны в том, что Германия получит жизненные пространства. Во имя этого мы готовы испепелить весь мир!» 

У гитлеровской армии было лучшее оружие. Тяжелый танк «Тигр» почти по всем параметрам превосходил средний Т-34. Немецкая машина пробивала броню «тридцатьчетвертки» с двух километров. А вот жемчужине советского танкостроения необходимо было приблизиться к врагу минимум метров на 500. 

«Рекомендовалось первым выстрелом поражать ходовую часть - левую или правую гусеницу, - чтобы его обездвижить на месте, а потом добивать стоящий танк», – рассказал начальник отделения экскурсионного обслуживания «Парка Патриот» Раис Гареев. 

Фюрер был уверен, победа у него в кармане. Но гитлеровскую Германию остановило то, что невозможно просчитать - мужество. И, как тогда говорили, массовый героизм бойцов красной армии. Примеров не счесть.

Перед боем механик-водитель Т-34 Александр Николаев написал письмо матери. В нем он поделился самым сокровенным: вступил в партию и познакомился с девушкой Ниной из медсанбата. А еще клялся «прогнать фашистов и биться до последней капли крови». В июле 1943 года Николаеву было чуть больше 20 лет. Под Прохоровкой он совершил первый танковый таран. Горящую «тридцатьчетверку» он направил на немецкий «Тигр» и уничтожил его. Вместе с письмом мать получила похоронку. За время сражения историки насчитали 20 подобных подвигов.

А майор Петр Иванов под Прохоровкой вместе со своим батальоном прорвался в тыл врага. 15 танков восемь часов противостояли целой армии. 

«Помочь командование корпуса не смогло. После восьмичасового тяжелейшего боя все экапажи Т-34 погибли. В том числе погиб и майор Иванов», – отметил кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Юго-Западного государственного университета города Курска Валерий Замулин. 

За 14 часов под Прохоровкой советская армия потеряла 70% бронетехники и около десяти тысяч солдат. Их фамилии в середине девяностых золотом выбили на стенах храма Святых Апостолов Петра и Павла в Прохоровке. Мраморные плиты здесь от пола до потолка. 

Формально в Прохоровском сражении победителей не было. Гитлеровские войска не смогли прорваться к Курску, советские так и не перешли в контрнаступление. Но именно эта битва приблизила крах операции «Цитадель». Начался переломный этап войны. Обескровленные немецкие части уже не смогли оправиться. С этого дня Красная армия шла только вперед. 

Роман Гальперин
comments powered by HyperComments