«Старые дрожжи»: что делать, если прошлое не отпускает?

18:08 04/07/2018
«Старые дрожжи»: как закрыть гештальт
ФОТО : ТАСС / Бобылев Сергей

Многим знакомо словосочетание: «закрыть гештальт». На бытовом уровне под этим процессом чаще всего подразумевается попытка разобраться с каким-то незабываемым событием или персонажем из прошлого, «зависшими» в сознании и препятствующими полноценному движению в будущее.

На самом деле, речь идет о достаточно сложном явлении. В переводе с немецкого сам термин означает «форму, вид, фигуру», или «целостность», «структуру», «модель». В 1890 году философ Кристиан фон Эренфельс опубликовал свой труд «О качествах формы», поддержав мнение Иммануила Канта о том, что человек не может воспринимать физический мир непосредственно и всегда взаимодействует с информацией, полученной от органов чувств, дорабатывая ее в своем сознании. Получается, что целое в человеческом восприятии больше суммы его частей, а незавершенные процессы запоминаются лучше. Эффект особой памяти на незавершенные действия называется «эффектом Зейгарник», по имени открывшей его советской ученой.

Проще говоря, речь – о механизмах работы мозга, предполагающих его «зависание» на недоделанных вещах, поясняет психотерапевт Александр Полищук.

«Сначала в голове появляется некая доминанта – очаг возбуждения, сигнализирующий о какой-то потребности или желании. Если человек быстро их удовлетворяет, проблемы нет. Если сделать это невозможно, появляется фрустрация, возникшая доминанта сохраняется, ищет разрядку. Соответственно, эту потребность можно или удовлетворить, или подавить, попытавшись переключиться на что-то другое (т.е. отвлечься с помощью новой доминанты). Но от этого нереализованное желание никуда не уходит, а погружается до лучших времен в бессознательное. Как только возникает схожая ситуация, в которой это желание может быть реализовано, оно всплывает вновь. И снова можно либо воплотить его в жизнь, либо задавить и переключиться. Но главная цель закрытия гештальта – успокоение, после чего в сознании появляются новые доминанты и очаги возбуждения», – говорит психотерапевт.

Таких «хвостов» у каждого человека достаточно, но разделить их можно на три условных вида: незаконченные дела, мысли и чувства. Но если с делами все более или менее понятно, с мыслями и чувствами сложнее. Человек может переживать о проблемах, решить которые он не в состоянии – например, о мире во всем мире, и это одна ситуация. Но большинство мыслей вполне реально «докрутить» до конца – сесть и целенаправленно о чем-то порассуждать, либо на бумаге, либо вслух, т.е. довести их до точки, говорит врач. Причем желательно разобрать какую-то мысль с разных сторон и точек зрения, тем самым окончательно ее исчерпав.

«Но обычно люди этого не делают, предпочитая ограничиваться каким-то одним привычным ракурсом и деля все на черно-белое. В итоге одна и та же мысль гоняется по кругу, не давая покоя ее носителю, только потому, что он не может оценить ситуацию с разных сторон. Но если освоить этот навык мышления, многие свои мысли можно будет «устаканить», успокоить и избавиться от них», – объясняет врач.

С чувствами тоже нужно разбираться решительно – «понять и простить», т.е. выразить. Если какие-то чувства – претензии, обиды, злость – остаются в отношении некоей персоны, лучше выразить все это на личной встрече или хотя бы в переписке. Как говорят торговцы, встреча лучше звонка, звонок лучше письма. Если такой возможности нет – ничего страшного, считает психотерапевт. Достаточно выразить все эти эмоции, что называется, «перед зеркалом», не контактируя с виновником переживаний напрямую, результат будет тем же. Главное – «выпустить пар» и распрощаться с докучающим прошлым.

«Можно настроиться, представить этого человека перед собой и высказать все наболевшее, либо, образно выражаясь, порыдать в подушку, сбросив энергетические и эмоциональные зажимы. Еще существует арт-терапия – выражение чувств через рисунок, танец, но самое главное – это найти невыраженную эмоцию и выразить ее всеми возможными способами», – поясняет эксперт.

С одной стороны, внутренний диалог с воображаемым оппонентом без обратной связи может показаться самообманом – ведь собеседник никак в нем не участвует. С другой, в этом тоже есть определенная психологическая хитрость.

Научно доказано: даже если человек находится рядом, все равно мы всегда имеем дело не с ним реальным, а с его образом внутри себя, созданным нашим мозгом. Соответственно, взаимодействуя с порождениями нашего разума, а не с реальными людьми, на самом деле мы понимаем их очень поверхностно. Поэтому в общении возникает много конфликтов, ожидания собеседников часто расходятся, хотя, казалось бы, говорят они об одном и том же, объясняет эксперт.

«Например, если предложить кому-то яблоко, он согласится, но представит себе яблоко другого сорта, формы и тп, и, вполне возможно, расстроится, получив вместо ожидаемого яблока какое-то другое. Полное взаимопонимание, как и полное счастье – это некая недостижимая, идеальная цель, к которой можно лишь стремиться, хотя идеала никто никогда не достигнет. К тому же, эмоции и мысли часто не получается выразить словами – слова их как бы девальвируют, и это нормально. Человек говорит меньше, чем хотел бы сказать, а другой услышит из этого еще меньше, потому что у него какие-то свои картины и представления. И от всего сказанного в голове у собеседника останется процентов 5-10. Это – иллюзия понимания, как и наши самоуверенные предположения о том, что мы якобы понимаем других. В этом смысле, проговаривая все собеседнику заочно, мы ничего не теряем, даже если его нет рядом: так или иначе, мы работаем с собственным отношением к этому человеку, а не с ним самим», – говорит психотерапевт.

Все это не означает, что люди могут прекрасно функционировать в полной изоляции с воображаемыми друзьями и прочими глюками. Какие-то техники, используемые для решения конкретной проблемы, не отменяют необходимости прочего реального взаимодействия: человек – стадное животное, и коммуникации необходимы ему для выживания, подчеркивает Полищук. Но если прошлое не отпускает, а избавиться от него необходимо, все средства хороши.

Проверить, закрыт ли гештальт, очень просто: если при воспоминаниях о ранее мучавшей проблеме внутри «ничего не шевелится», значит, проблема решена, если человек продолжает переживать, стоит работать над решением дальше.

«К сожалению, чаще всего люди себя обманывают, поскольку пытаются воздействовать не на причины гештальта, а на следствие, на симптом. Вроде человека с гриппом, который выпивает жаропонижающее, облегчает свое состояние, но не избавляется от самой проблемы. Психологическое «обезболивание» дает похожий эффект», – говорит врач.

Почему язык тела

Чтобы работать с первопричиной, надо ее, как минимум, понять, разобраться в том, почему произошло то или иное событие, даже если эти воспоминания травматичны. Если же человек занимается вытеснением, пытаясь «забить» на проблему и компенсируя провал чем-то другим, особого результата это не даст. Кстати, шумные презентации своей крутизны где-то в интернете (что в наше время происходит сплошь и рядом) тоже часто свидетельствуют о каких-то нерешенных психологических проблемах, попытке что-то доказать себе и окружающим, добиться с помощью показухи внешнего одобрения и позитивных оценок, чтобы компенсировать собственную неуверенность и невысокую самооценку.

То же самое касается замещения: если человек хочет закрыть любовный гештальт равновеликой заменой предыдущему партнеру, это может не сработать. Опять же, важно проработать сам «предмет печали». Например, если женщина меняет одного мужика за другим, а все они странным образом похожи на ее отца – пьяницу и садиста, разбираться нужно не с мужиками, а с детской травмой.

В любом случае, и первые гештальты, и навыки отношения к ним берутся именно из детства: именно тогда ребенок впервые сталкивается с неудовлетворенными желаниями, вроде куклы, которую хотел, но не получил, внутренними и внешними конфликтами. Важно то, как взрослые научат его к этому относиться.

«Жизнь – борьба. Когда птенец вылупляется из яйца, он сам должен освободиться от скорлупы, преодолеть это сопротивление, а если ему помочь, он не выживет, поскольку не приложил сил. В жизни человека то же самое. Если смотреть на гештальты как на препятствие, фрустрации, они будут всегда – большие, маленькие. В детстве закладывается именно способность работать с уровнем неопределенности, с несоответствием реальности ожиданиям, со стрессами. И в дальнейшей жизни, где проблемы будут всегда, один сдается, второй начинает переживать, глушить проблемы водкой, третий выстраивает план действий и борется», – говорит собеседник «МИР 24».

Таким образом,  в основе гештальта могут лежать такие эмоции, как застарелый страх, невыраженные гнев, стыд, вина и обида – но эти конкретные эмоции требуют конкретного «антидота». «Пока человек не услышит, о чем его гештальт ему «кричит», он его не разрулит. И в большинстве случаев без психолога тут не обойтись: человек смотрит на свою ситуацию и жизнь ангажировано, предвзято, своими глазами, хотя в таких вещах требуется беспристрастный взгляд стороннего наблюдателя. Но самое худшее, что можно сделать с гештальтом – это ожидать, что он рассосется сам собой. Гештальт – это боль, требующая внимания, и какой-то одной мантрой тут не обойтись», – подытожил Александр Полищук.

Юлия Кундухова
comments powered by HyperComments