Как в Кыргызстане изготавливают уникальные войлочные ковры

14:33 25/06/2018
Как в Кыргызстане изготавливают уникальные войлочные ковры
ФОТО : МТРК «МИР» / Татьяна Батяркина

Куда пойти в Бишкеке? Один из вариантов – в музей. К примеру, в бишкекский Музей изобразительных искусств имени Гапара Айтиева. Он хранит историю создания кыргызских войлочных ковров – от старинных кийизов и шырдаков до панно и гобеленов. Об их уникальности рассказывает «МИР 24».

Из юрты – в музей

Музей ИЗО встречает домашним теплом. Точнее, теплом юрты – традиционного жилища кыргызов. В первом из выставочных залов музея представлена жемчужина его собрания – коллекция кийизов, шырдаков, чиев. Это ковры и ширмы из волока – овечьей шерсти – тканей и кожи.

В 2017 году отдел декоративно-прикладного искусства Национального музея ИЗО имени Гапара Айтиева отметил 50-летний юбилей. Его экспонаты старше на несколько десятков лет. Большинство были привезены в столицу (тогда еще во Фрунзе – из экспедиций вглубь страны. В 60-е годы прошлого столетия группы советских исследователи совершили свыше 40 таких поездок. Находили прямо в обиходе местных жителей и покупали у них – иногда за невероятные по тем временам несколько сотен рублей – самодельные предметы быта кыргызов.

Создание вещей из волока – одно из древнейших занятий жителей страны. Этой работой занимались группы женщин. Изготовление шырдаков наиболее трудоемко. В переводе с кыргызского языка на русский название означает стежку. На пласты войлока в мозаичной технике пришиты аппликации – национальные орнаменты из домотканого полотна. Реже на старинных шырдаках встречается вышивка. Их уникальность в равенстве фона и узора. Ни один из этих элементов не доминирует, вместе они составляют композицию.

«Другой половик – алакийиз – изготовить проще», – рассказывает специалист музея, заведующая отделом Алмакан Найзабекова. Проще – по меркам шырдака. Алакийизы одновременно выкатывают из войлока всю композицию, которая в итоге составит ковер. Рисунок, в отличие от четкого узора на шырдаке, получается размытый. «По-кыргызски «ала» и означает «пятнистость». Например, название наших гор – Ала-Тоо – переводится как «пестрые горы. А «кийиз» – это «ковер», – говорит Алмакан.

Основных элементов рисунка в традиционном прикладном искусстве два: кочкор муйуз (рог барана) и ит куйрук (хвост собаки). Оба завитка – дань уважения животным, которые испокон веков кормили, согревали и охраняли. Они встречаются в узоре каждого шырдака и алакийиза. Видоизменяя кочкор муйуз и ит куйрук и сочетая их с другими элементами, создавали изображения людей, животных и птиц, деревьев, цветов.

Шырдаки и алакийизы из коллекции музея в длину достигают нескольких метров, в толщину – нескольких сантиметров. Рядом с ними чии кажутся невесомыми. Самый распространенный вид этого изделия – ашкана-чий. За этой перегородкой в юрте размещалась кухня, по кыргызски- «ашкана». Чий состоит из сотен стеблей высушенного степного тростника. Словно спички ватой, они обмотаны тончайшим слоем овечьей шерсти и скреплены друг с другом тонкой веревкой. Узор создают, обматывая разные части стеблей шерстью, окрашенной определенными цветами. «Предварительно схему рисунка почти никогда не делали. Откуда бумагу и письменные принадлежности взять? Узор был у мастерицы в голове. Поэтому и восхищает его точность и изящность на чиях в нашей коллекции», – отмечает Алмакан Найзабекова.

В создании наиболее старинных изделий коллекции краски использовали природные – вытяжки из растений, играли с цветом шерсти овец. Преобладают серовато-белый и охристые оттенки – коричневый, хаки, оранжево-красный. С усилением влияния Советского Союза в Кыргызстане мастерицы начинают применять химические краски. «Так и можно проследить распространение советского строя даже на самые отдаленные села. Например, шырдаки становятся сине- и зелено-красными. На чие вдруг изображают цветы в вазе. Кто из жителей юрты поставил бы цветы с горного склона в вазу?», – смеется специалист музея.    

Алакийизами и шырдаками застилали пол юрты, складывали их друг на друга, чтобы тепло и мягко было сидеть и лежать. Чиями разделяли юрты на «канаты» (функциональные части). На стены вешали тушкийизы. Эти настенные ковры легкие, а задачу сохранять тепло на них не возлагали. Стены юрты снаружи окутаны войлоком. В основном тушкийизы из шелка, бархата. Помимо материала, от прочих традиционных кийизов их отличает особенность оформления. Настенные ковры состоят из поля одноцветной ткани и широкой каймы. Однотонную центральную часть обрамляли узорами и орнаментом – с помощью вышивки, нитями прикрепляли аппликации из тончайшей кожи.

«Почему центральная часть свободна от узора? Представьте – сидит у стены почитаемый хозяин, юрты или уважаемая хозяйка, дорогой гость или очаровательная невестка. Лицо и торс – на однотонном фоне, вокруг узорчатая кайма… Красиво!» – улыбается Алмакан.

В узор на одном из тушкийизов умелицы вплели число «1907». «Нельзя сказать точно, но исследовали полагают, что это все же не год изготовления ковра – а год рождения хозяина юрты или человека, которому кийиз предназначался в подарок», – рассказывает специалист.

По музейным меркам экспонаты коллекции декоративно-прикладного искусства музея ИЗО молоды, но некоторые техники изготовления утрачены. Их уже не увидишь на шырдаках, чиях и кийизах даже в отдаленных селах, только в частных коллекциях и музеях.

Вдохновляются Матиссом

Еще моложе, но не менее ценны декоративные изделия из войлока. Их логично разметили в соседнем выставочном зале. Признанные мастера Джумабай Уметов, Райкуль Ахматова, Нурганыш Асанова, Шакен Мамбетаипова, Мукаш Абдуллаев, Токтогул Касымов, Галина Турдыева, Татьяна Лысенко и другие преобразили искусство создания войлочных киийзов, обогатив его сюжетами, фактурой. Работы этих художников составляют целое направление в искусстве – кыргызский гобелен. Некоторых мастеров уже нет в живых. Стоимость работ достигает нескольких десятков тысяч долларов.

Итак, в 70-х годах на смену статичности в традиционных войлочных изделиях пришла динамика в кийизах и чиях новых мастеров. Они черпали вдохновение одновременно в работах предков и любимых живописцев. «Выкатывая алакийиз «Циркачи» с изображением абстрактных красных фигур людей в движении художник Токтогул Касымов несомненно был под влиянием «Танца» и других сюжетов Анри Матисса», – уверена Алмакан. В то же время для создания этой абстракции и мягкости линий как ничто другое подходят традиционные элементы кочкор муйуз и ит куйрук.

Вдохновляют художников перемены в социально-политической жизни страны. Одна из центральных работ выставки декоративных ковров – гобелен «Добуш» – «Выборы». Материал – шерсть, метод создания – ткачество. На полотне, созданном Мукашем Абдуллаевым в 1984 году, изображены люди, стремящиеся с краев гобелена к его середине, то есть – с окраин в центр, чтобы проголосовать. «Удивительно, какой объем и обтекаемость удалось придать изображению за счет использования разных фактур – гладкой и ворсистой», – говорит завотделом музея.

При создании шырдаков новые мастера предпочитают вышивку на войлоке, реже – аппликации. На своих полотнах они размышляют о роли человечества в жизни Земли, равенстве людей, красоте и хрупкости природы. «Вот на шырдаке – теперь он называется панно – белый олень уносится от охотника прямо в небо. Вот женщины изображены сидящими вплотную друг к другу – то ли заняты работой, то ли обнялись, утешая друг друга», – делится мыслями Алмакан.

Из соседнего зала со стены гордо смотрит «Дочь советской Киргизии» – девочка с самой известной картины кыргызской советской живописи.

comments powered by HyperComments