Граффити и стрит-арт: как язык гетто проник в музеи

11:23 06/06/2018
Граффити и стрит-арт: как язык гетто проник в музеи
ФОТО : МТРК «МИР»

В начале июня в московском в Центральном Доме художника открылась персональная выставка мастера стрит-арта Бэнкси (Banksy). В экспозицию вошли около 100 работ всемирно известного провокатора, личность которого остается загадкой. В залах ЦДХ представлены творения в оригинальном жанре, 3D-объекты, принты и фотографии, там же можно посмотреть мультимедийное шоу о творчестве уличного художника. Главный принцип отбора работ – их подлинность. По словам организаторов, посетители могут быть уверены, что все экспонаты аутентичны и их действительно создал сам Бэнкси.

Фото: ТАСС / Джавахадзе Зураб

Граффити в России окончательно вышло из подполья. Если в 1990-е его можно было увидеть в основном на плотно разрисованных заборах вдоль железнодорожных путей, то сейчас граффити превратилось в модный атрибут экстерьера. За немалые деньги профессиональные райтеры готовы расписать стены модных дизайн-заводов, клубов, частных квартир и просто жилых домов. По всей стране – от Краснодара до Владивостока – регулярно проходят фестивали граффити и стрит-арта, и власти охотно предоставляют художникам площадки.

Так, еще пять лет назад, в 2013 году, правительство Москвы провело несколько тематических фестивалей, среди которых «Лучший город Земли», MOST, «БлагоДарю, Москва!», «Разноцветная Москва». Уличным художникам предоставили огромное количество площадок в центре столицы и на окраинах, на жилых домах и объектах инфраструктуры. Все желающие могли прислать эскизы, из которых для украшения города выбрали лучшие. В итоге на улицах столицы появилось около 200 интересных арт-объектов, каждый из которых стал «изюминкой» своего района.

В США и Европе такой подход практикуется уже давно. Он обеспечивает выгоду обеим сторонам: райтеры получают финансирование, возможность осуществлять масштабные проекты и, главное, – сохранность своих работ, а город – контроль за «вандалами» и яркие акценты. А еще граффити – это прекрасный способ рекламы и пропаганды.

Возможно, пойти навстречу граффити-райтерам властей подтолкнул финансовый интерес, ведь постоянно закрашивать стену гораздо дороже, чем легально отдать ее художникам. Если слишком сильна древняя тяга человека к наскальной живописи, так почему бы не пустить ее в мирное русло?

Фото: ТАСС / Тушин Антон
Фото: ТАСС / Шамуков Руслан

Родиной граффити считается США, формирование субкультуры началось в 60-70-х годах ХХ века в Нью-Йорке. Первыми граффити были политические лозунги и своеобразное «мечение территорий» уличными бандами. Позже в подземке «Большого яблока» начали появляться тэги – подписи, сделанные баллончиками или маркерами. Одним из первых известных райтеров стал Taki 183 – курьер с Манхэттена, чьи многочисленные тэги так заинтересовали журналистов The New York Times, что они написали о нем статью.

Со временем райтеров становилось все больше и задача усложнилась – каждому приходилось придумывать, как сделать свои тэги уникальными и узнаваемыми. Буквы начали делать больше, закрашивать баллончиками, добавлять фон, образовались стили: bubble, broadway, wild style, mechanical, 3D и другие. Одним из агрессивных течений граффити стал трейн-бомбинг – когда группа райтеров за считанные минуты до неузнаваемости меняет вид поезда. Направление так стремительно развивалось, что уже в 70-х годах работы нью-йоркских граффити-райтеров начали выставляться сперва в местных галереях – Razor Gallery, Fun Gallery, студии ESSES, Центре искусств Стефана Эйнса Fashion Moda – а затем и в европейских.

Позже из граффити выделился стрит-арт. Отличие состоит в том, что граффити – это надписи и рисунки, сделанные баллончиками, а трафареты, инсталляции и коллажи на улицах города – это стрит-арт. Как правило, стрит-арт очень органично вписывается в окружающую среду. Например, известный португалец Александр Фарто, он же Vhils, с помощью строительных инструментов создает удивительные портреты на старой штукатурке.

В Европе граффити появилось в 80-х годах ХХ века и быстро завоевало популярность. Из-за строгих законов жанр довольно быстро перешел в легальную плоскость, и сейчас упор приходится на стрит-арт, которым буквально пестрят европейские столицы – Берлин, Барселона, Париж, Амстердам, Лондон. Уличное искусство – одна из причин, почему стоит съездить в столицу Сербии, Белград. На каждом втором здании красуются интересные рисунки, большинство из которых напоминают о войне в Югославии. Все местные жители знают «Святую Белграда», 20-метровое черно-белое изображение Богоматери, созданное французским художником Гийомом Алби.

Европейской столицей уличного искусства считается Берлин – огромное количество граффити и стрит-арта на улицах бросается в глаза, некоторые из этих работ легальны, некоторые нет. Ими покрыты жилые дома, двери магазинчиков, стены вдоль маленьких баров, заборы в местах молодежной тусовки. Отношение немцев к граффити демонстрирует музей под открытым небом East-Side Gallery. Это руины берлинской стены, отданные художникам из 21 страны после объединения Германии в 1990 году. В результате, на остатках ограждения протяженностью 1316 метров появилось более 100 отдельных рисунков, теперь музей охраняется государством. В 2013 году французский художник и фотограф JR посвятил теме разделения Германии проект «Морщины города» в Берлине. JR «вписал» в облик города огромные черно-белые портреты пожилых берлинцев, это направление называется флайпостинг.

Граффити распространилось далеко за пределы США и Европы – оно есть в ЮАР, Австралии, Новой Зеландии, на Кубе… Большой интерес по части уличного искусства представляет Бразилия, и, в частности, город Сан-Паулу. Безработица и бедность стали благодатной почвой для развития райтеров, как и когда-то в Нью-Йорке, граффити здесь – язык гетто.

В СССР граффити зародилось в середине 1980-х – все началось с Риги и простеньких журналов, просачивавшихся за железный занавес из Западной Европы. Говорят, что первыми граффити-райтерами в Союзе стали Вадим «Крыс», Олег «Баскет» и Макс Навигатор. В конце 1980-х о граффити в стране забыли, жанр стал возрождаться уже после перестройки, но популяризация уличного искусства началась буквально в последние пять лет. Наибольшее развитие оно получило в крупных городах бывшего Советского Соза – Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Минске.

Работы граффити-райтеров и художников постепенно входят в российское музейное пространство. Так, весной 2014 года в Московском музее современного искусства (ММОМА) проходила ретроспектива талантливого столичного художника, известного под именем Паша 183. К сожалению, широкую известность Паша получил только после смерти, весной 2013 года он умер в возрасте 29 лет. Работы Паши трогательны и пронизаны ощущением утраченной безмятежности: теплые мизансцены из советского прошлого, сюжеты о «потерянном времени», черные рэперы с каллиграфическим шрифтом, цитаты из Егора Летова и Макаревича: «Давайте делать паузы в словах, смотреть назад внимательно и строго, чтобы случайно дважды не пройти одной и той неверною дорогой»… Судя по всему, художник так и не смог приспособиться к окружающей реальности и пытался сделать мир чуть более человечным.

Вскоре после появления сообщений о смерти Паши 183 на сайте Бэнкси появилась «свеча» из баллончика краски с подписью «P183. R.I.P.». Любопытно, что самого Бэнкси никто никогда не видел, так же как никто не знает его настоящего имени и вообще – один это человек или группа. И это притом, что Бэнкси умудрился основать целую дорогостоящую индустрию, продающую его работы за сотни тысяч долларов, участвующую в международных правозащитных акциях, снимающую кино.

Почему из великого множества граффити-райтеров и художников стрит-арта наибольшую известность получили именно Паша 183 и Бэнкси? Уличное искусство может быть разным: декоративным, коммерческим, политическим, шокирующим... Работы этих двух художников можно назвать социальными – это не просто рисунки на улицах, это призыв к людям, погруженным в свой собственный мир, открыть глаза, напоминание об ужасе войны, об одиночестве, о хрупкости жизни, о тотальном контроле, о любви и патриотизме.

В марте 2014-го на стене Третьяковской галереи на Крымском валу представили 15-метровую проекцию работы Бэнкси «Девочка с шаром» в рамках акции по поддержке сирийских беженцев. Этот рисунок – ремейк одной из известных работ художника: маленькая сирийская девочка выпускает в небо красный воздушный шарик в виде сердца. Одновременно с Москвой инсталляцию увидели в нескольких европейских столицах.

Годом ранее сирийскому конфликту была посвящена еще одна акция, которую осуществили несколько граффити-команд в Лондоне, Париже, Берлине, Амстердаме, Мадриде и Барселоне – Putin for Peace. Художники выразили поддержку президенту России Владимиру Путину, выступавшему против военного вторжения в эту ближневосточную страну.

Фото: ТАСС / Новодережкин Антон

Возможно, появление граффити в ХХ веке сопряжено с тем, что архитектура городов стала более холодной и безликой. Человеку свойственно трансформировать пространство вокруг себя – когда тебя окружают бетонные стены спальных районов, неудивительно, что на них появляются разноцветные рисунки. Если стрит-арт в общем-то не несет в себе ничего нового, кроме размаха и современных форм, то граффити можно назвать языком гетто, способом людей из трущоб заявить о себе. Кто знает, может, когда-нибудь один из этих парней, в капюшоне и с рюкзаком, полным баллончиков, станет современным Микеланджело и оставит после себя свою Сикстинскую капеллу.


 

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments