«Умереть от страха»: чем опасны фобии

16:33 01/06/2018
Фото: Максим Кулачков (МТРК «Мир») "«Мир 24»":http://mir24.tv/, паника, эмоции, страх, неуверенность, боязнь
ФОТО : «Мир 24» / Максим Кулачков (МТРК «Мир»)

Принято считать, что смелость и бесстрашие – качества, в целом, полезные, присущие воинам, героям, победителям и прочим положительным персонажам. Например, в древнегерманском и древнескандинавском эпосе описываются берсерки – воины, посвятившие себя богу Одину, которые перед битвой приводили себя в состояние повышенной агрессии, в сражении были сильны, неистовы и нечувствительны к боли. Аналогичные методики существовали и у других народов.

Но так ли бесполезен страх? В природе нет ничего лишнего, и страх – самый универсальный способ защитить себя в случае реальной опасности жизни и здоровью, биологически важный сигнал к действию.

Базовые реакции животного на реальную угрозу – спастись бегством, притвориться мертвым или напасть – совершенно нормальны. Но человек, помимо этого, изобрел много чего в нагрузку.

Тараканы, клоуны и золото

Например: на улице человека что-то испугало, но он миновал опасность и благополучно добрался домой. Вместо того, чтобы отпустить эту ситуацию и забыть об инциденте, впечатлительный человек может долго переваривать его в воспоминаниях, рассказывать о нем друзьям, потерять сон, зациклиться на пугающих мыслях и образах, постоянно ожидая повторения этого события – хотя прямой угрозы давно уже нет.

«Реальных страхов перед ситуациями, грозящими физическим ущербом «здесь и сейчас», в действительности, не так много, 10%. Прочие 90 – это фобии, т.е. страхи надуманные, воображаемые. Фобия – страх нереальных вещей, своих образов, мыслей, того, чего рядом нет. Человек боится не того, что происходит непосредственно перед ним в данную секунду и угрожает его жизни, а какой-то воображаемой ситуации. Такие фобии, неумение отпускать прошлое, прокручивание в голове негативных сценариев и конструирование неприятных вариантов в будущем создают серьезную психологическую проблему, которую нужно решать. Фиксация – один из симптомов фобии», – говорит психотерапевт, коуч Александр Полищук.

Фобии отличаются завидным разнообразием – сколько в природе вещей, столько и фобий. Многие боятся пауков, тараканов, мышей, открытых (или, наоборот, замкнутых) пространств, самолетов, кто-то боится клоунов, публичных выступлений, позора и так далее.

Страх и ненависть

Для всех этих фобий придуманы свои названия: например, боязнь клещей называется акарофобия, боязнь высоты – акрофобия, боязнь мужчин – андрофобия, боязнь принимать решения – децидофобия, боязнь физических недостатков в собственной внешности – дисморфобия, боязнь насмешки – катагелофобия, боязнь переутомиться – копофобия, боязнь остаться без мобильного телефона, без связи – номофобия, боязнь пятницы, 13-го – параскаведекатриафобия (другое название этой фобии – фриггатрискаидекафобия). Есть совсем замечательные вещи: боязнь всего или постоянный страх по неизвестной причине (панофобия, панфобия, пантофобия) и боязнь самих фобий (страхов), появления симптомов страха, боязнь испытать испуг (фобиофобия).

Кто-то боится цветов, кошек, туалетов, стирки, улиц, секса, ампутации, звезд, бесконечности, золота, ходьбы, прививок, слов, вина, удовольствия, брака, стариков, мостов, леса, сна, беременных. Некоторые боятся предметов религиозного культа (видимо, о них и сняты многочисленные фильмы, в которых, как правило, фигурируют осиновый кол и серебряная пуля).

Все эти страхи надуманы: в реальности таракан, клоун или мост не может напасть на человека и убить его. Впрочем, тараканы, пауки и змеи – отдельная история, базирующаяся на заложенном у людей настороженном отношении к непонятным тварям, поясняет психотерапевт.

«Наши далекие предки, которые жили в шалашах, имели основания опасаться змей, тарантулов и прочих ядовитых созданий, которые могли их убить. Для современного человека этот страх станет реальным, если по нему на самом деле поползет змея. Бояться этого теоретически, сидя дома и представляя, как будешь умирать – чистой воды фобия», – говорит Полищук.

Т.е. прокручиванием в голове сценариев негативного будущего люди портят себе настоящее, живя в постоянном ожидании какой-либо опасности или подставы. «Это дефект нашей психики. Можно привести такую аналогию. У человека есть иммунная система, которая защищает его от внешнего «врага», уничтожает его и успокаивается. А есть аутоиммунные заболевания – когда наша защитная система начинает атаковать наши же клетки, нападает на какой-то орган и начинает его уничтожать. Появляются аутоиммунные заболевания, которые могут привести к смерти. То же самое происходит с нашей психикой: система, которая должна нас оберегать, дает сбой и начинает накручивать человека на пустом месте», – поясняет эксперт.

Дефекты мышления

Например, страх публичных выступлений (пейрафобия) для многих оборачивается реальным нервным срывом: человека трясет так, как будто его сейчас убьют. Человек вроде бы понимает, что само по себе выступление не опасно, но его защитная система, давшая сбой, видит в этой ситуации угрозу. Если человек спросит себя, что самое страшное случится, если он «забудет слова», «на него будут показывать пальцем и ржать» – в конечном счете, ответ можно сформулировать как страх потерять лицо, боязнь утраты карьеры и позорную смерть в нищете (кстати, боязнь совершить ошибку, потерпеть неудачу называется атихифобия).

Многие на полном серьезе боятся физически не пережить позора. Несколько лет назад вся блогосфера увлеченно обсуждала такой эпизод: одна зарубежная ведущая дико опозорилась в прямом эфире, издав неприличный звук, после чего упала со стула и, как поговаривали, умерла от стыда. Чем дело закончилось, уже никто не вспомнит, но пример наглядный. Так можно ли умереть в такой ситуации?

Нет, уверен психотерапевт. «Эта ситуация не опасна для жизни, но некоторые очень боятся потерять лицо и не пережить позора, став в чужих глазах никем. Кто-то даже кончает жизнь самоубийством, поскольку считает, что этот позор будет длится вечно. Но что произойдет в действительности? Обречен ли человек жить с этим всю оставшуюся жизнь, отвернется ли от него все человечество? Люди тревожные, склонные додумывать за других, считают, что да, но никаких фактов, подтверждающих это, не существует, пока практикой не доказано обратное», – говорит врач.

Т.е. человек еще не пережил в реальности все «круги ада», щедро нарисованные его фантазией, но уже исходит из того, что это случилось или непременно случится. Так же, как если бы он всю жизнь боялся укуса гипотетического клеща, никогда не встретив его в реальности. «Одна из иллюзий, ошибок нашего мышления называется обобщение. «У меня никогда больше не получится», «все отвернутся», «мне никогда не повезет» и так далее. Эти фразы – дурной тон нашего мышления, люди просто запугивают себя такими вещами», – считает Полищук.

Иными словами, если человек потерпел какую-то сокрушительную неудачу, он должен сделать вывод о том, что потерпел он ее в конкретном месте, в конкретное время, при конкретных обстоятельствах – и не более того. Он должен признать свое несовершенство и смириться с этим, прокачивая тем самым свое эго и избавляясь от завышенной самооценки. Но и домысливать, что эта ситуация до конца дней станет теперь нормой его жизни, совершенно неправильно. В конце концов, может, через секунду его собьет грузовик, и весь предыдущий сценарий рухнет. А может, через час он выиграет в лотерею 300 млн евро и навсегда забудет о том, что нужно стремиться соответствовать чьим-то запросам и ожиданиям.

Нужно не позволять себе роскоши переживать вхолостую, а для этого следует выбирать не эмоции, а действие, советует врач. Человек не может полноценно действовать, если параллельно он еще и волнуется, и переживает. Поэтому, например, происходят провалы на сцене: у человека борются внутри две программы, сделать то, зачем он туда вышел – и не ляпнуть чего-то, не опозориться, понравиться всем. И одновременно две эти программы не работают, психика дает сбой. Поэтому человек то читает свой текст, то возвращается мысленно к переживаниям, и ни один из этих процессов не функционирует нормально. Как говорят, хочешь петь – пой, хочешь говорить – говори, но не делай это одновременно.

«Один из инструментов, которые нужно освоить – это критическое мышление. Это основа основ. Человек должен оценить саму ситуацию, и, не обобщая, не делая далекоидущих выводов, не занимаясь прогнозированием (потому что может быть куча вариантов), спланировать свои действия. Планирование отличается от прогноза тем, что человек решает проблему здесь и сейчас, по мере поступления. Работает с тем, что имеет. А если он начинает прогнозировать то, что может случиться, мозг всегда подкинет самые ужасные сценарии и варианты. Мозг заточен на выживание, он не будет выбирать хорошие, оптимистические варианты, а на автомате, по умолчанию выберет худшие – чтобы человек был к ним готов. В этом смысле, мозг – «добрая мамочка», которая постоянно готовит ребенка к худшему, причем из лучших побуждений, чтобы предупредить. Вот и наш мозг – такая же «заботливая мамочка»», – говорит эксперт.

На самом деле, фобии можно свести к двум основным состояниям: страху отвержения (одиночества) и беспомощности. Кстати, опасение человека, что он сейчас умрет, хорошо проявляется и при панической атаке.

«Страх в квадрате»

Паническая атака – это страх страха, ситуация непроработанных психотравм, которые, повторно наваливаясь в большом количестве, оборачиваются психосоматикой.

«Паническая атака – следствие запугивания самого себя разными мыслями. Человек может идти по улице, почувствовать сердцебиение, интерпретировать это ощущение как опасное, признак инфаркта или инсульта, испугаться, накрутить себя на негатив. Далее он получает от этого второй виток вегетативного проявления, трактует эти проявления как окончательное подтверждение неминуемой смерти, т.е. усиливает ощущения мыслями. ПА – это замкнутый круг страха, как змея, кусающая свой хвост, страх в квадрате. Человек испугался, и потом испугался своего испуга. Но умереть от ПА нельзя – в мире не зафиксировано ни одного такого случая, хотя во время приступа человек уверен в обратном», – говорит психотерапевт.

Паническими атаками чаще страдают творческие люди, женщины, которые имеют свойство свято верить в свои мысли.

Универсальный рецепт прекратить панические атаки навсегда – это довести их до апофеоза. «В момент, когда человека накрывает, можно сказать себе: «а давай еще сильнее». Но делать это желательно в кабинете психотерапевта. Этот «шар страха» желательно «пробить», чтобы удостовериться в том, что абсолютно ничего смертельного не произойдет. Человек понимает, что он себя обманывал, накручивал неким мифом. Можно сравнить это с состоянием ребенка, который боится возвращаться домой с двойкой, полагая, что родители его убьют – но вместо папы с молотком он видит дома маму, готовящую обед, которая совсем не желает его смерти, даже за двойку. И у ребенка происходит внутренний слом, он понимает, что ошибался. Так же и с ПА: смертью она не закончится», – поясняет эксперт.

Метод парадоксальной интенции, когда пациенту, имеющему определенную фобию, предлагается возжелать и усилить то, чего он боится больше всего, был разработан австрийским психиатром и психологом Виктором Франклом. «По сути, надо добояться до конца, и это – самый действенный способ. Но иногда он сложно срабатывает: пациенты с ПА часто имеют истероидный тип личности, хотят, чтобы их пожалели, чтобы на них обратили внимание», – говорит Александр Полищук.

Тот же рецепт – добояться до конца – касается и прочих фобий. Но в мире, увы, существуют объективные процессы, происходящие помимо нашей воли, «перебояться» или обесценить которые невозможно, смириться с ними – тоже. В этом случае, опять же, следует тратить силы не на переживания, а на действие. Не можешь смириться с чем-то – действуй, а не рыдай в подушку, подытожил психотерапевт.

Юлия Кундухова
comments powered by HyperComments