Меладзе: Ночь не спал и думал, что никогда не пойду в шоу-бизнес. ЭКСКЛЮЗИВ

13:58 28/05/2018
ФОТО : Фото предоставлено пресс-службой Валерия Меладзе

Валерий Меладзе почти четверть века неизменно занимает верхние строчки российских хит-парадов, и остается в тройке лидеров по количеству прокатов его песен на радиостанциях. Благодаря таланту, богатому репертуару и редкому тембру, число фанаток Меладзе только растет. 

Все песни для Валерия пишет его брат Константин. Интересно, что братья изначально пошли по стопам родителей и выучились на инженеров. Их музыкальная карьера началась в Николаевском кораблестроительном институте, в студенческом ансамбле. Уже позже Константин понял, что не может жить без музыки, а Валерий – без сцены.

В начале нулевых старший брат занялся продюсированием группы «ВИА Гра», а младший записал с девушками два ярких дуэта. Одна из солисток группы позже стала его женой. Мешает ли общая профессия браку? Подписали ли братья Меладзе между собой контракт? На эти и другие щекотливые вопросы Валерий ответил ведущей передачи «Ой, мамочки!» на телеканале «МИР» Анжелике Радж.

- Вы один из самых красивых мужчин российской эстрады.

Валерий Меладзе: Вот к этому я уж точно не стремился! 

- Тем не менее, женщины от вашего образа без ума. Как правило, на вас костюм, эспаньолка, благородная седина. Последняя появилась у вас уже в 18 лет! Расскажите, с чем это связно.

В.М.: Я читал в книге, что когда мимо человека прошла шаровая молния, он поседел. Но со мной такого не было. Это, вероятно, какая-то генетическая аномалия. Папа наш достаточно рано начал седеть. И я, учась в институте, начал замечать, что у меня седина. Но меня это тогда не огорчало, да и сейчас не особо огорчает. В детстве мечтал быть блондином. И вот – сбылось. Бойтесь своих желаний! (смеется)

- Некоторые поклонницы за ваш волшебный голос называют вас «Мармеладзе». Шикарный диапазон, редкий тембр действуют просто магически на дам. Известны и другие примеры в отечественной эстраде, когда артист собирает полный зал и без голоса. Вот скажите, если бы не ваш роскошный голос, вы рискнули бы пойти в шоу-бизнес?

В.М.: Я и с голосом-то не понимаю, как рискнул вообще пойти в шоу-бизнес. У меня было несколько попыток. Одна из них совершенно неудачная. Был такой конкурс «Ступенька Парнаса». Я приехал там поучаствовать. Как ни странно, даже прошел отборочный тур. Спел я песню, не самую лучшую, потому что свои лучшие песни подготовил на следующие туры. Но в следующие туры так и не попал. В этот момент я понял, что, конечно, я пришел рано. А по большому счету, мне вообще казалось, что я не в своей тарелке. К тому моменту я закончил институт, а затем аспирантуру. И уже думал: «Наверное, мне было лучше остаться там». 

Ночь я не спал и думал, что я больше никогда не пойду в шоу-бизнес. «Это не мое, я даже не умею выходить на сцену!»

Под утро я все-таки как-то заснул, проснулся и сказал себе: «Нет, мы все равно покажем, что мы что-то можем».

- А наличие голоса для артиста все же важно?

В.М.: Есть люди, в которых есть некоторое шаманство. Когда человек выходит на сцену, а залу уже все равно – в голосе этот человек или не в голосе. Они раскачивают некую энергию. Таким обладал и Виктор Цой. Мне кажется, что мне как-то удалось перенять этот секрет.

У меня был случай: я приехал в город вообще без голоса. Думал, распоюсь. А голос все хуже и хуже был. Может, вирус, или еще какая ерунда. Отекли связки так, что я еле разговаривал. А перенести концерт мы не можем. Я вышел в зал и сказал, что у меня серьезная проблема с голосом, поэтому слушатели должны мне помочь. И это был безумно эмоциональный концерт. Это было так здорово, что когда я уходил со сцены, я был весь мокрый насквозь. Ровно через год я приехал в этот же город. И хотя концерт был очень хорошим и душевным, но по энергетике это было не так мощно. Это был более обычный концерт. И я теперь вспоминаю тот предыдущий, когда я был без голоса.

- Когда Константин занялся вашим продюсированием, вы подписали контракт, как это принято в деловом мире?

В.М.: С Костей мы никогда в жизни даже не обговаривали условий или чего-то такого. У нас превыше всего братские, человеческие отношения. Даже в группе «ВИА Гра», из 11 участниц он, может, с двумя подписывал контракты. Если вдруг девушка выходила замуж или решала родить ребенка, то Костя просто рвал контракт и все. Это бессмысленно, если человек не хочет работать, то никакой контракт не удержит.

- А если с Костей возникают спорные ситуации?

В.М.: У нас не возникает таких ситуаций касаемо вещей, которые можно обговорить в контракте. Это не деловые спорные ситуации. Такие ситуации у нас могут возникнуть в студии, потому что Костя иногда песню видит в одном ключе, а я исполняю по-другому. Он иногда требует от меня большего, чем я могу. Из-за этого у нас возникают спорные моменты. Только в рамках студии мы можем поспорить.

- У вас в семье два профессиональных певца. Получается ли дома вообще не говорить о работе?

В.М.: Нет такой цели, чтобы вообще не говорить о работе. Понятное дело, что все время говорить об одном и том же – не совсем разумно, но с другой стороны, чтобы придумать что-то новое, нужно об этом поговорить. Если предстоит новый концерт, выступление, то мы проговариваем это.

Я сторонник того, чтобы между людьми было меньше условностей и ограничений. Это только ухудшает отношения.

- Вы в числе тех, кого считают мэтром сцены. Поучаете ли вы Альбину, даете ли советы ей?

В.М.: Я не большой любитель советовать, но если я вижу, что это поможет, то я могу что-то посоветовать. Но ненавязчиво. Потому что когда мы начинали, нам давали слишком много советов. С советами надо быть очень аккуратным.

- Многие артисты пользуются «уколами красоты» или услугами пластического хирурга. А вы когда-либо к ним прибегали? 

В.М.: Ну ладно, хорошо, расскажу. Это был, наверное, 2002 год. Мне сделали пару уколов в лоб, у меня опустилось веко. И я ходил месяца полтора с опущенным веком. С тех пор не делаю ничего. На самом деле, если у меня будет свободное время, я бы, может, что-нибудь и сделал. Это нормально. Но мужчина должен красиво стареть.

- По версии журнала Forbes, вы входите в двадцатку самых богатых артистов России. Зачем вам петь?

В.М.: Я пел и пою совсем не для того, чтобы зарабатывать деньги. Когда нам заплатили первые деньги за работу, мы были с Костей в абсолютном недоумении: за любимое дело еще и платят. А пою я потому, что я люблю это дело.

Между прочим, прекрасный пример – это Борис Гребенщиков. Он и его команда иногда ставят аппаратуру в центре города, в каком-нибудь людном месте и просто дают концерт. Это не акция, не заработок, не доказательство никому ничего, а просто самовыражение, любовь к своему делу. Я и сейчас пою иногда абсолютно бесплатно.

Полную версию программы «Ой, мамочки!» смотрите на сайте телеканала «МИР». О других удивительных историях из жизни звезд можно узнать каждую субботу в 08:30.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments