Спасти мир сейчас или попозже: зачем Трампу неопределенность с КНДР

19:54 27/05/2018

Худой мир лучше доброй ссоры – рабочее правило. Но президент США Дональд Трамп все никак не может определиться, налаживать отношения с Северной Кореей или нет. То он едет на «историческую встречу» с Ким Чен Ыном, то нет. То снова сомневается. «Блистательный товарищ» Ын терпеливо ждет решения. И пока сам, без всяких посредников, налаживает отношения с южными соседями. Корреспондент телеканала «МИР 24» Роман Никифоров – о том, что же мешает Трампу и Ким Чен Ыну сесть за стол переговоров. 

Северная Корея уничтожает свой единственный атомный полигон Пхунгери, где она ранее провела все шесть своих подземных испытаний. Нынешняя серия взрывов, уже неядерных, может стать для полигона последней. Разрушены тоннели, научно-исследовательские лаборатории, пункты наблюдения и все технические постройки.

За происходящим наблюдают международные эксперты и журналисты из России, Китая, США, Британии и Южной Кореи. Пхеньян демонстрирует открытость, мол, хочет мира. 

«О других ядерных полигонах неизвестно. Это означает, что даже если как только иностранные журналисты уедут, северяне начнут его раскапывать. Что-то снова на нем взорвать можно будет минимум через 8-9 месяцев, максимум через несколько лет», – считает Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.

Громкая во всех смыслах церемония закрытия – еще и сигнал президенту Америки, 
с которым лидер КНДР вроде бы должен встретиться 12 июня в Сингапуре. По крайней мере, еще во вторник Трамп рассказывает президенту Южной Кореи, как повезло его коллеге с Севера.

«Он будет в безопасности. Он будет счастлив. Его страна станет богатой. Его страна будет трудолюбивой и процветающей. Они великие люди», – заявил Трамп.

Однако в четверг планы меняются. Трамп смотрит видео из Пхунгери и пишет Ким Чен Ыну письмо. Его в конгрессе зачитывает госсекретарь: «Я считаю, что в настоящее время проведение данной встречи уместно. То есть – неуместно. Извините».

Помпео, конечно, оговорился. Но эта оговорка вполне в духе заявлений его шефа. В корейском вопросе президент США – непредсказуемый и загадочный. То обличает Ким Чен Ына: «Ни один режим не угнетал своих граждан так жестко и сильно, как жестокая диктатура Северной Кореи», то обзывается: «Маленький человек-ракета», «Он слабый щенок». То неожиданно хвалит: «Ким Чен Ын очень открытый и очень благородный человек».

Временами американский президент хочет наказать КНДР: «Мы встретим их огнем и яростью, каких мир еще никогда не видел». А иногда оттаивает и зовет мириться: «Я действительно думаю, что он хочет сделать что-то особенное и привести страну в реальный мир. И я думаю, что мы добьемся успеха. Это будет настоящий прорыв».

Пока Трамп определяется, корейцы пытаются договориться сами. 70 лет противостояния, 240-километровая стена, разделяющая полуостров надвое. Жесткие санкции против Пхеньяна и десятки тысяч орудий, постоянно нацеленных на Сеул. Надоело.

И вот в конце апреля лидер КНДР впервые в истории пересекает границу на 38 параллели и встречается с президентом Южной Кореи. Рукопожатия, объятия, посадка деревьев.

Процесс пошел. Опросы показывают, что южане перестают бояться северного соседа.

«Руководитель КНДР больше всего понравился корейцам в возрасте от 40 до 50 лет. Это возраст, который в основном формирует линию, и он им очень понравился. Это и манера поведения, и то, что он приехал с супругой, и то, каким образом они договорились обо всех вещах», – констатирует Евгений Ким, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.

Но что корейцу хорошо, американцу обида. Ведь так можно остаться без эффектной сцены, где добро побеждает зло. Ни тебе рейтингов, ни лайков.

«Трамп хороший шоумен. Он выступает как спаситель человечества, понимаете? Он заставит этого монстра разоружиться. Он делает противоречивые заявления, потому что они притягивают внимание всего мира. В конце концов, будет ядерная война или нет? Весь мир лихорадит, вот это и нужно шоумену», – считает Дмитрий Михеев, политолог-американист.

Межкорейский саммит Трамп все-таки приветствует. Но через две недели проводит вместе с Сеулом военные учения. Масштабные, с участием стратегических бомбардировщиков. Такой вот дипломатический ход по-американски.

«Америка должна присутствовать там, должна иметь свои базы. И она должна держать этот очаг напряжения все время тлеющим, и даже близким к возгоранию для того что бы оправдать свое присутствие там», – говорит Михеев.

Но если Трамп не идет к Ким Чен Ыну, то Ким Чен Ын идет к Мун Чжэ Ину. В субботу – вторая встреча корейских лидеров, снова историческая. Они снова жмут руки и обнимаются.

Впрочем, и перед Трампом дверь не закрывают. После отмены саммита в Сингапуре власти КНДР дают крайне сдержанный комментарий.

«Мы выражаем нашу готовность сесть за стол переговоров с США лицом к лицу и разрешить разногласия в любое время и в любом формате», – подчеркнул Ким Ге Гван, заместитель главы МИД КНДР.

Это заявление американский президент называет хорошей новостью. И снова меняет свое решение – не прошло и дня.

«Посмотрим, что произойдет. Это может быть даже 12-е число. Мы сейчас с ними ведем переговоры. Они очень рассчитывают на эту встречу. Мы тоже очень ждем встречи», – сказал американский лидер.

В общем, позиция США остается четкой и принципиальной. Встреча то ли будет, то ли нет. Корейцев или разбомбят, или сделают счастливыми. И ведает об этом только Трамп. Или не ведает.

Роман Никифоров
comments powered by HyperComments