«Журавли»: история песни, ставшей молитвой

19:41 13/05/2018

Настоящей молитвой стала песня «Журавли». Голос Марка Бернеса, стихи Расула Гамзатова, которые на русский с аварского перевел Наум Гребнев. Эту песню знают и поют до сих пор. Об истории ее создания – корреспондент телеканала «МИР 24» Ксения Крихели. 

Шел 1965-й год. Дагестанского поэта Расула Гамзатова пригласили в Японию. На 20-ю годовщину атомной бомбардировки в Хиросиме.

«Там ему рассказали вот историю про девочку, которая вырезала журавлей в надежде, по легенде, что они могут ее спасти.  Но она не успела вырезать нужное количество и умерла от лейкоза», – рассказала дочь Расула Гамзатова Салихат Гамзатова.

Домой Гамзатов вернулся под впечатлением. К тому же в пути получил телеграмму – в родном селе умерла его мать. Уже на родине он написал стихи, которые потом стали песней. Первоначально они были написаны на аварском языке. На русский их перевел друг Расула Гамзатова Наум Гребнев. Стихи опубликовали. Правда, не сразу. Не проходили цензуру.  

«Я даже удивилась, как они почувствовали, что действительно в этой песне есть надежда на воскресенье, на жизнь, которая продолжается после смерти. Цензура как бы верно почувствовала вот этот религиозный мотив, который дорог каждому человеку», – поделилась Расула Гамзатова.

Автор музыки Ян Френкель вспоминал, что для песни некоторые слова пришлось заменить.

«Стихи тогда начинались со слов: «Мне кажется порою, что джигиты». Несмотря на то, что слово джигиты само по себе очень хорошее, тем не менее, заменив его словом солдаты, мы как-то сделали стихи и уже всю песню более близкой абсолютно всем», – рассказал советский композитор Ян Френкель.

После того как песня ушла в народ, памятники с улетающими в небо журавлями стали появляться в больших и маленьких городах. Десятки монументов по всей стране и миру. Песня стала настоящим антивоенным символом.

Один из таких мемориалов – в Северной Осетии, в селе Дзуарикау. Мила Доева – единственная внучка в большой семье Газдановых. Ни один из семи сыновей с фронта не вернулся.

«Один из этих журавлей – мой отец Дзарахмет Газданов, который меня даже не видел и не знал, что я родилась, – поделилась дочь Дзарахмета Газданова Мила Доева.

Старший Магомед и младший Хасанбек пропали без вести в 43-м. Махарбек погиб под Москвой в 41-м, Хаджисмел – при обороне Севастополя, Дзарахмет – в бою при Новороссийске. Созрико воевал за Киев. Последним на подступах к Берлину погиб Шамиль.

В  школьном музее Дзуарикау теперь вспоминают, как получив похоронку на третьего сына, умерла мать. А сердце отца не выдержало известия о смерти седьмого сына. Теперь им всем памятник.  

Владимир Самойлов  в 69-м  в доме радио работал инженером. Хорошо помнит тот день, когда сюда на запись приехал Марк Бернес. Это он попросил Яна Френкеля написать музыку на стихи Гамзатова.

«Ну, наверное, он уже чувствовал и .. так сказать, что ему осталось не очень много и поэтому он очень как-то трогательно и с ответственностью писал», – поделился инженер  Государственного Дома радиовещания и звукозаписи Владимир Самойлов.

Уже тогда  неизлечимо больной  Марк Бернес понимал:  это будет его последняя песня. И в исполнении артиста, это скорее, молитва. Непревзойденный голос и слова.  

Ксения Крихели