На пути в Освенцим: как жили в оккупированной Европе

17:27 08/05/2018
На пути в Освенцим: как жили в оккупированной Европе
ФОТО : МТРК «МИР» / Екатерина Дегтерева

«Говорить о войне у нас сейчас не принято. Все, что мы знаем – это информация из фильмов и книг. Старшее поколение, которое видело войну своими глазами, всегда переводит тему разговора»

В России День Победы – это праздник, который отмечают с особым пиететом. Нигде в мире нет такого большого парада военной техники, столько фильмов, книг и рассказов о войне из первых уст.

В Европе торжества по случаю капитуляции Германии провели всего один раз – 8 мая 1945 года. С тех пор дата закрепилась в западных странах как день капитуляции и скорби по погибшим, однако широкого размаха не получила.

Корреспондент «МИР 24» выяснила, как выглядела военная жизнь в небольшой оккупированной европейской стране – Нидерландах. Здесь Второй мировой войне посвящены две даты: 4 мая – день Поминовения и 5 мая – день Освобождения.

РОЛЬ НИДЕРЛАНДОВ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

После начала Второй мировой войны Нидерланды сохраняли нейтралитет. Немецкое вторжение, без объявления войны, в Голландию началось 10 мая 1940-го. К такому шагу правительство не было готово: сказывались хорошие отношения с немцами до войны, а также тесная связь с Великобританией, которая была уверена, что Гитлер отправится на Восток.

Голландцы сдались не сразу. При наличии 8 пехотных дивизий, 1 легкой и 3 смешанных они смогли провоевать 5 дней. Изначально немцы полагали, что им хватит всего лишь одного дня для оккупации.Уже 13 мая королева Вильгельмина сбежала из страны в Англию. По воспоминаниям стенографиста Генри Пикера, Адольф Гитлер высказался по этому поводу следующим образом:

«Я рад, что голландская королева Вильгельмина бежала из своей страны, а не осталась в ней, подобно королю Бельгии Леопольду, чье присутствие там представляет собой фактор, с которым нельзя не считаться».

Крупнейшей бомбардировке подвергся второй по величине город-порт Роттердам. Немцы запланировали нападение на 14 мая. И выставив голландцам ультиматум, сообщили о планируемой атаке. Несмотря на то, что ультиматум был принят, более половины дивизий, якобы, не успели получить сигнал об отмене бомбежки.

На город сбросили 97 тонн бомб, весь центр был уничтожен, за исключением одной церкви. Вспыхнули многочисленные пожары, тысяча жителей моментально погибла. Бомбардировка Роттердама стала последним этапом голландской операции Вермахта. Королевство больше не могло обороняться и, чтобы спасти остальные города, капитулировало в тот же день.Нападение на Роттердам оказало влияние на британскую политику. Ранее Англия избегала бомбардировок Германии. Но в ночь с 15 на 16 мая британские ВВС впервые совершили ночной налет на Рурскую область.

В 2012 году голландский режиссер Ате де Йонг снял картину «Бомбежка». Главные герои фильма – молодой голландский боксер и дочь немецких беженцев из Германии, влюбляются друг в друга. Но их жизнь кардинально меняет немецкое вторжение в Нидерланды и бомбежка Роттердама.

По мнение историков, Гитлер считал голландцев родственным народом, а также норвежцев, датчан и фламандцев, так как все они относились к «нордической расе». Поэтому их предполагалось фашизировать.

Именно поэтому управлять Нидерландами Гитлер назначил не военного, а штатского чиновника – рейхсминстра Артура – Сейсс-Инкварта. А в 1942-м было принято решение сменить режим голландской оккупации на национальное голландское правительство. Фюрером был провозглашен Антон Мюссерт. Таким образом, в Нидерландах было создано марионеточное правительство.

Но полностью Гитлер Мюссерту не доверял, так как последний не поддерживал еврейский холокост. Некоторые исследователи даже утверждают, что Мюссерт специально вошел в доверию к Гитлеру, чтобы получить власть и в дальнейшем вернуть независимость Королевству. Антон Мюссерт был лидером Национал-социалистического движения в Нидерландах, которое стало популярно в голодные 30-е годы. Экономический кризис повлиял на голландцев, и они разочаровались в правящих элитах.

По мнению некоторых историков, в начале голландцы достаточно легко смирились с оккупацией. На снимках, оставшихся с тех времен, можно увидеть радостно прогуливающихся голландских парней и девушек рядом с немецкими солдатами. Все изменилось с началом холокоста.

НА ПУТИ В ОСВЕНЦИМ: ТРАНЗИТНЫЙ ЛАГЕРЬ WESTERBORK

До 1940 года в Голландии проживало 167 тысяч евреев, стоит отметить, что по голландским меркам – это численность населения достаточно крупного города. За пять лет было убито 140 тысяч.

Преследования начались уже в 1940 году. Сначала евреям запретили жить в ряде районов и ограничили их служебные возможности. В 1941 году провели регистрацию населения и поставили штамп «J». После чего запретили посещать общественные места и владеть какой-либо собственностью.

Корреспондент «МИР 24» посетила известный еврейский концлагерь в Нидерландах «Westerbork», увидела своими глазами следы холокоста и пообщалась с работниками музея.

«Сначала это был лагерь для еврейских беженцев из разных стран, который создало правительство Нидерландов. Они не предполагали, что немцы на них нападут. Но как только в 1940 году страну оккупировали, немцы переоборудовали его в концентрационный лагерь. В 1941 году отряды еврейской самообороны пытались бороться с Национал-социалистическим движением (НСД). Им даже удалось убить одного из активистов НСД – Коота, разозлив тем самым немцев. С того самого момента начались активные преследования, каторжные работы, увеличилось число смертей. Нидерланды стали меньше верить в возможное «нестрашное» будущее», – сказал сотрудник музея Вильям ван Рик.

Westerbork был транзитным лагерем, откуда евреев отправляли в Освенцим и Собибор. По сравнению с российскими военными музеями, в голландском мемориальном лагере сохранилось не так много экспонатов, но за всеми тщательно ухаживают.

Например, здесь можно увидеть один из домов, в котором проживали евреи. Сейчас он надежно защищен стеклянной конструкцией, не только от рук любопытных туристов, но и от неблагоприятных погодных явлений. От крематория осталась только железная проволока и пара столбов, зато сохранился фрагмент настоящих рельсов и поезда, на которых переправляли евреев в Освенцим. Есть и несколько бункеров, которые построило еще голландское правительство, но укрыться в них евреям так и не удалось.

«Да, это правда, что о Второй мировой войне здесь говорят совсем не так, как в России. С чем это связано, сложно сказать. Возможно, есть какое-то чувство вины, поскольку не так много времени прошло. И скорби. Среди старшего поколения еще остались люди, которые видели войну своими глазами, кто жил в оккупации, кто служил в сопротивлении, но также и те, кто сражался за нацистов. Но могу сказать точно, что в наш музей ежедневно приезжает очень много туристов абсолютно разных возрастов и из разных стран. Есть и голландцы, и русские, и евреи, и немцы. Я думаю, что в глубине души все понимают и не хотят повторения тех событий», – добавил сотрудник музея.

Особый интерес представляет мемориальная часть музея. Здесь собраны сохранившиеся вещи, документы беженцев, предметы гардероба, личные письма, а также выставка детей, погибших от холокоста.

«Вокруг много медленно умирающих детей. Но есть и здоровые. На прошлой неделе, ночью, здесь прошел эшелон с заключенными. Восковые, прозрачные лица. Я никогда еще не видела на человеческих лицах столько усталости и истощения, как той ночью. Они проходили здесь «фильтрацию»: регистрация, еще регистрация, обыск, проводимый парнями из НСД, карантин. Этот эшелон был обстрелян еще в Голландии, поэтому и получилась такая стоянка. А потом еще три дня пути дальше, на Восток. Для больных – на полу бумажные матрацы. А так – голые, закрытые вагоны с бочкой посредине, и в каждом примерно 70 человек. С собой разрешено взять только пакет с хлебом. Я спрашиваю себя, сколько же доедет живых. Мои родители тоже готовятся к такой поездке. Недавно мы с папой немного прошлись по пыльной песчаной пустыне. Он был таким милым, спокойным. Очень дружелюбно, тихо, как бы между прочим сказал: «Вообще-то я бы хотел лучше побыстрее отправиться в Польшу, тогда бы все произошло быстрее, через три дня я был бы мертвым. Нет ведь больше никакого смысла продолжать такое недостойное человека существование. И почему со мной не должно произойти то, что произошло с тысячами других?» – письмо из Westerbork.

«Хотела лишь сказать, что горе действительно большое, и все-таки поздним вечером, когда день близится к закату, я пружинящими шагами часто бегу вдоль колючей проволоки, и из моего сердца всегда рвется наружу (ничего с этим не могу поделать, это так – и все, это происходит стихийно), что жизнь – это что-то замечательное и великое, что позже мы должны будем построить совершенно новую жизнь, и каждому следующему преступлению, каждой жестокости мы должны противопоставить немного любви и добра, которые сначала надо еще в себе отвоевать. Да, мы страдаем, но от этого мы не должны сломиться. И если мы уцелеем, уцелеем физически и прежде всего духовно, если внутри нас не будет ни ожесточения, ни ненависти, тогда у нас тоже будет право на то, чтобы после войны сказать свое слово. Может, я честолюбива, но мне бы тоже хотелось высказать всем свое очень маленькое словечко»

Трагичная история холокоста разворачивалась и в центре Амстердама. Сегодня здесь Национальный мемориал холокоста. В довоенное время в еврейском районе особой популярностью пользовался роскошный театр. Когда нацисты арестовали евреев, первое, что они сделали – разлучили детей и родителей. Театр превратили в тюрьму и держали в ней родителей, а испуганных детей поместили в здание напротив.

Сегодня здесь, помимо всего прочего, есть мемориальная доска со всеми известными именами погибших голландских евреев.

АННА ФРАНК В АМСТЕРДАМЕ

Сегодня в Дом-музей Анны Франк практически не пробиться. В будний день нужно отстоять в очереди несколько часов, чтобы попасть внутрь. В выходные дни людей еще больше. Продажа билетов онлайн заканчивается до 12 часов дня, после билет купить можно только в кассе. В очереди на кассе туристы ждут несколько часов. Они сидят на асфальте, разговаривают, делают пометки в своих смартфонах. После покупки билета нужно отправиться во вторую очередь – на вход. Такая популярность музея говорит о том, что может в Европе и не принято так часто говорить о войне, однако все о ней помнят.

Анна Аулис, она же Анна Робин, она же Анна Франк стала самой известной жертвой еврейского холокоста. Свой дневник, который моментально стал бестселлером, она написала в Амстердаме, пока вместе с семьей скрывалась от преследований.

Вести заметки она начала в 13 лет, когда услышала по голландскому радио выступление министра образования, который призывал сохранять все документы, свидетельствовавшие о репрессиях народа во время войны.Семья Франк скрывалась два года, до тех пор, пока ее не нашли нацисты. Сначала их отправили в Westerbork, а оттуда в Освенцим. Спустя бесчисленное множество камер и каторжных работ Франк скончалась от тифа, за два месяца до освобождения Голландии от фашизма. Ее тело было погребено в общей могиле. Единственным выжившим в их семье был отец – Отто.

«Честно говоря, я не понимаю, как это голландцы, такой честный и справедливый народ, судят о нас, судят так о самом порабощенном, самом несчастном народе среди всех народов земли. А ведь антисемитизм – это несправедливость!» – отрывок из дневников Анны Франк.

Понедельник, 19 июля 1943 г

Милая Китти!
В воскресенье сильно бомбили Амстердам Норд. Разрушения, наверно, ужасные. Целые улицы превращены в груды щебня, и понадобится немало дней, чтобы пристроить всех, у кого разбомбило дома. Уже зарегистрировано 200 убитых и множество раненых. Больницы переполнены. Дети бродят по улицам, ищут под обломками отцов и матерей. Меня и сейчас бросает в холод, как только вспомню глухой гул и грохот, которые и нам грозили гибелью.

ДВИЖЕНИЕ СОПРОТИВЛЕНИЯ

Несмотря на оккупационное положение, запрещенная в стране Коммунистическая партия создала Движение Сопротивления, наиболее активная деятельность которого пришлась на 1944 год. Большого успеха им достичь не удалось из-за децентрализованной системы: было много антинемецких группировок, которые долгое время не были связаны друг с другом. Кроме того, работу сопротивления усложняла высокая плотность населения и небольшая территория – все действия были видны как на ладони.

Голландское сопротивление поддерживали Великобритания и США, она отправляли финансирование, оружие, а также спецагентов. Одна из многообещающих операция, с поддержкой Лондона, провалилась из-за того, что один британский агент сдал всех своих коллег. Движение сопротивления выпускало газеты и листовки, подделывало продовольственные карточки, печатало фальшивые деньги, устраивало саботажи на железных дорогах и спасало евреев.

В декабре 1941 года Коммунистической партии удалось провести беспрецедентную стачку – впервые в оккупированный стране прошла забастовка рабочих и служащих, в которой участвовали все: от продавцов до работников банков. Подавить ее удалось только через три дня.

В 1944 году премьер-министр в изгнании Питер Сьердс Гербранд призвал рабочих железных дорог выйти на забастовку. В результате чего официальное правительство Нидерландов сообщило, что прекращение работы железной дороги означает блокировку поставки еды. Голодная зима 1944 года унесла жизни 18 000 голландцев.

ЧТО СЕЙЧАС ДУМАЮТ О ВОЙНЕ

Долгое время мы пытались выяснить, почему молодое поколение знает о войне совсем мало. Несколько десятков человек рассказывали одни и те же истории. Их родственники предпочитают молчать о войне.

«Мой дедушка, который умер буквально несколько месяцев назад, сражался во время войны. Его брата взяли в плен в Германии, и он поехал туда, чтобы его освободить. И у него это получилось. Моя бабушка тоже оказывала медицинскую помощь во время войны. Но, когда мы начинали спрашивать об этом, они всегда молчали. Мы практически ничего не слышали от них».

«Мои ныне живущие бабушка и дедушка были детьми во время войны, им было по 10 лет. Их родители были на войне. Но они об этом молчат. Вообще это странно, никто не хочет говорить о Второй мировой войне. Для меня, например, это интересная тема. Я много об этом читаю и смотрю документальные фильмы. Но дети здесь все знают только из книг. Если бы им мог кто-то рассказать, то, возможно, в их памяти бы лучше отложилось, какие последствия несет за собой неравное отношение к кому-либо».

«Я работаю дальнобойщиком. Перевожу грузы в Нидерландах, Бельгии, Франции и Германии. Однажды, когда я был в Германии, мне попался очень недоброжелательный сотрудник компании. Он жаловался, что я все делаю неправильно, хотя это была стандартная процедура, которую я проделывал 1000 раз до этого. Тогда я разозлился и пока он не видел, написал в его блокноте 1945. Он вернулся, посмотрел в блокнот и очень разозлился. Видно, что даже несмотря на то, что в Германии эту тему не принято обсуждать, она все еще очень тревожная».

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Екатерина Дегтерева
comments powered by HyperComments