Алина Кабаева о детстве, спорте и таланте. ЭКСКЛЮЗИВ

10:24 12/05/2018

Олимпийская чемпионка по художественной гимнастике, заслуженный мастер спорта России Алина Кабаева накануне юбилейного, десятого по счету, фестиваля «Алина» дала  эксклюзивное интервью телеканалу «МИР».

В этом году в десятый раз будет проходить фестиваль под названием «Алина». Почему вы решили так его назвать?

Алина Кабаева: Вы знаете, вся моя жизнь прошла в этом виде спорта, в художественной гимнастике. Я стала чемпионкой – путь был непростой, стала популярным человеком в художественной гимнастике. И честно говоря, мне не хотелось терять имя. Для многих маленьких девочек, наверное, я являюсь кумиром. И чтобы это дальше продолжалось, мы решили назвать фестиваль «Алина».

А что он для вас значит?

Алина Кабаева: Когда я тренировалась в Узбекистане, в Ташкенте, занимала 10-11-е места. Благодаря маме я попала в Москву. Мы в принципе меняем систему. Если бы, допустим, только три девочки от страны приехали в Москву к Ирине Александровне Винер, я бы никогда туда не попала. Этот фестиваль дает возможность многим девочкам из регионов, у родителей которых нет возможности привезти ребенка в Москву. Мы эту возможность даем, потому что в нашем фестивале в каждом номере участвует по 20-30, а то и по 40 человек. В каждом номере могут быть три города, три региона. Мы ограничены в эфирном времени, ведь нас показывают по телевизору. Этот фестиваль дает возможность многим детям приехать в Москву и выступить перед главным тренером сборной команды России. И  уже были такие случаи, когда Ирина Александровна обращала внимание на девочку и приглашала к себе в Центр олимпийской подготовки. Другой вопрос, как дальше развиваются события – это зависит от самого ребенка, от родителей. Но мы такую площадку даем. К тому же дети делают праздник для детей – к нам приходят дети из интернатов, из онкоцентров. Это здорово. Билеты не продаются, это – благотворительная акция, опять же – популяризация вообще спорта, не только художественной гимнастики, но и вообще гимнастики.

Вы из семьи спортсменов. У вас мама была членом сборной Узбекистана по баскетболу, отец футболист, игрок «Пахтакора», потом «Трактора». Каково расти в семье спортсменов?

 

Алина Кабаева: Здорово, отлично! Но не потому, что они спортсмены, а потому, что они нас любили и любят.

 

Но родители достаточно часто уезжают: сборы, тренировки…

Алина Кабаева: Мама – нет. В основном папа уезжал, но ничего страшного, мама занималась воспитанием. А когда папа приезжал, он нас никогда не ругал, любил. И на самом деле у нас было счастливое детство, сейчас могу об этом сказать точно. Хотя мне говорят, у тебя, наверное, не было детства, ты все время в зале проводила. Я говорю, а детство, это что – бегать во дворе, не заниматься ничем? У меня были выходные дни, я встречалась со своими сверстниками, играла в игры.

В каком возрасте вас отдали в гимнастику?

Алина Кабаева: В три с половиной года. Причем я тут любопытный факт узнала. Я была в Ташкенте, разговаривала со своим дедушкой, и про художественную гимнастику заговорили. И он говорит: «А ты знаешь, как попала в художественную гимнастику, благодаря кому?». Я говорю: «Ну да, мама меня хотела в художественную гимнастику отдать». А у меня дедушка работал в спорткомитете. И в нашем районе, где мы жили, не было художественной гимнастики, а он очень любил этот вид спорта и помог открыть секцию в общеобразовательной школе. Так появилась секция, куда мы пошли, я и моя двоюродная сестра. Так что дедушка внес огромный вклад.

Вы скучаете по Ташкенту?

Алина Кабаева: Да, скучаю. Раньше, конечно, больше скучала, потому что родители жили в Ташкенте, сейчас они здесь, в Москве. Конечно, скучаю и очень люблю этот город. Когда прилетала, этот запах Ташкента – это для меня что-то ни с чем не сравнимое. И он также не меняется.

– А бываете там сейчас?

Алина Кабаева: Да, бываю, там проводят Кубки мира. Замечательно строится город. Того зала, где я тренировалась, нет, там построили прекрасный спортивный зал. Конечно, есть ностальгия – как будто что-то у тебя отняли из детства. Но что делать, мир развивается, приходят новые технологии…

С помощью мамы вы приехали в Москву – можно сказать, в столицу гимнастики нашей страны как минимум, а может быть, и мировую столицу художественной гимнастики. Как это произошло?

Алина Кабаева: Посоветовала тренер, Анелия Андреевна Малкина, у которой я тренировалась в Ташкенте. Она сказала, что у вас уже такой возраст, ребенку 10 лет, и пора определяться – остаетесь в спорте или выбираете что-то другое. Мама спросила, а какие перспективы могут быть здесь. Она ответила – пока никаких. Хотя сейчас в Узбекистане все здорово – построили отличный спортивный зал, есть училище, где тренируются и учатся. В общем, тренер посоветовала уезжать в Москву, к Ирине Александровне Винер: «Если она вас возьмет, нужно продолжать». Мама бросила все и поехала со мной в Москву. Это было сложно, но она приехала, показала меня Ирине Александровне. Ирина Александровна сначала не хотела меня брать, сказала, что я уже «старая». Мне было тогда 11 лет. Мама ее просто упросила посмотреть, как я тренируюсь в зале. Тогда она пришла и сказала: «Все! Я тебя оставляю. Только с одним условием: если ты похудеешь на три килограмма за три дня». Я говорю: «Хорошо». Я не испугалась и осталась, а мама сразу уехала. Когда мы с ней сидим, вспоминаем, она говорит, что плакала, хотела вернуться и забрать меня. На что я всегда говорю: я так счастлива, что ты этого не сделала! Хотя тогда, конечно, я этого не понимала – было обидно, что меня оставили. Сейчас понимаю, как это здорово, что осталась.

Удалось тогда похудеть?

Алина Кабаева: Я за три дня похудела… Такой момент был. Я спросила, могу ли я покушать. Она говорит «Да». Я: «А что?». В ответ: «Ну, салат винегрет». А салат винегрет я терпеть не могла, я просто его не любила. Но он оказался самым вкусным салатом для меня, я его до сих пор люблю. Но надо же так попасть, что именно салат винегрет! Меня посадили на воду, и за три дня я похудела на 3 кг. Ответственно очень подошла к этому моменту. Сейчас не могу с собой договориться, а тогда договорилась.

Ирина Александровна Винер – для вас кто? Тренер ведь очень часто становится не просто членом семьи, а практически родителем.

Алина Кабаева: Ирина Александровна – моя семья. Я ей благодарна за все. За то, что она воспитала меня, за то, что сделала из меня, не побоюсь этого слова, великую спортсменку. И за что я особенно благодарна, это за то, что в трудный момент, когда была дисквалификация, и я подумывала бросить спорт, не приезжала на тренировки, она была со мной рядом. Я видела, что тренер хотел, чтобы я осталась. Она, может быть, мне этого не говорила, но своим поведением, звонками – «Ты где? Ты должна быть на тренировке, что происходит?» – она боролась за меня. И боролась до конца. Я поняла, что с ней не страшно, что она за своих детей, извините, всех на место поставит.

Как удалось пережить этот сложный период, когда была дисквалификация, и вы не выступали?

Алина Кабаева: Самое сложное в жизни – это несправедливость. А это была несправедливость. Полтора года «отсидели», потому что у нас вроде как нашли допинг. Но это был не допинг. И это была наша большая ошибка, тогда еще никто не знал, как себя вести в том, что касается юридических моментов. Никто не подсказал, что нужно открыть вторую пробу. И когда через полтора года это сделали, выяснилось, что там ничего нет. То есть мы просто так просидели полтора года ни за что. Конечно, никто не принес нам извинений. Было непросто. Я действительно хотела бросить, не понимала, что делать, когда отнимают самое драгоценное, что есть в жизни в данный момент.

– Сколько вам было лет?

Алина Кабаева: Семнадцать. Олимпиаду я проиграла – бронзовый призер, потом еще дисквалификация. И мы понимали, что у нас нет никакого допинга, мы не принимали, и вообще в художественной гимнастике его просто нет.

Бронзовый призер – вы считаете, это проигрыш?

Алина Кабаева: Для меня – да. Для кого-то, может, нет, а для меня – да.

Вам пришлось за три дня похудеть на три килограмма. В художественной гимнастике это вообще очень больной вопрос – девушки все время должны держать определенный вес, бороться за него. Как это было у вас? Вы на чьей были стороне – тренера или на какой-то другой?

Алина Кабаева: Я понимала, что мне надо. Сейчас смотрю на свою фотографию и думаю, боже мой, ну куда там было еще худеть! Конечно, бывало, что хочется сладкого – и мороженого, и пирожного. Но потом ты понимал, что нужно было надевать болоньевый костюм и бегать по стадиону, чтобы сбросить лишний вес, прийти после выходного с нормальным весом, с хорошим настроением. Для меня всегда было важно, чтобы у моего тренера, Ирины Александровны Винер, было хорошее настроение. Поэтому после выходного приезжали заранее и шли бегать, потом в баню, сгоняли вес. Потому что кушать хотелось. А сейчас спрашиваю – их не взвешивают. Нас взвешивали. В 11 часов отбой, и нас перед отбоем взвешивали. Утром опять взвешивание – посмотреть, сколько у тебя перегорело за ночь, а если не перегорело, ты прибавил вес, значит, что-то съел. Представляете, какая несправедливость! Сейчас сами следят за весом и всё спокойно происходит, не то, что у нас было.


– Мы смотрели, как тренируются совсем маленькие детки. Это потрясающе совершенно. Это же требует колоссальной отдачи. Что, как вы думаете, заставляет их это делать?

Алина Кабаева: Не знаю! Серьезно, не знаю. У нас были такие тренировки. Что-то не получалось, и Ирина Александровна говорила, не хочешь – не тренируйся, заканчивай и уезжай. И была возможность, и ничего бы с тобой не случилось. Но ты все равно приходишь в зал, все равно тренируешься. Хотя некоторые девочки не справлялись. Понятно, что любовь к художественной гимнастике, но когда мне 3,5 года было, мы занимались в игровой форме. У нас были эстафеты с элементами художественной гимнастики. И я, если честно, до Москвы думала, что так и будет – просто и легко. Но когда попала к Ирине Александровне и увидела, какая сумасшедшая здесь конкуренция, все стало по-серьезному. Хотя тоже были моменты, когда хотелось бросить. Перед чемпионатом мира, например, в 1999 году мама меня останавливала, говорила, ничего, все у тебя получится, не переживай. Я просто очень сильно тогда устала. Но опять же, приходишь – и все забывается, когда у тебя все получается. Этих эмоций мне, конечно, в жизни не хватает – когда ты выходишь, эти аплодисменты, эйфория, и ты понимаешь, что у тебя хорошо получается.

Вы – настоящая звезда художественной гимнастики, вы были на обложках глянца, я помню время, когда по Москве ездил общественный транспорт с вашими портретами. Песню сочинили про вас. Скажите, бремя славы – что это?

Алина Кабаева: Вы знаете, уже тогда я поняла, что это – большая ответственность. Помню, на всероссийских соревнованиях в Омске ко мне подошли и попросили автограф. Тогда я поняла, что что-то тут не то. Я удивилась: «У меня автограф?». Да, говорят, у вас автограф. Потом я все больше привлекала внимание, потому что были успехи в спорте. Я поняла, что на меня равняются, на меня смотрят. Для меня это была большая ответственность. Но с другой стороны, звездной болезни не было. Ирина Александровна просто не позволяла. Она говорила: «Уходишь с пьедестала – начинай все сначала». А на Олимпиаде не то что звездная болезнь была, просто я думала, что я уже олимпийская чемпионка. Я выиграла все, но мне немножко не хватило мудрости в 16 лет. Немножко расслабилась на мелочи, а из мелочей вся жизнь состоит. Задают вопрос: «Ты хотела бы это повторить?». Я говорю, да, хотела бы. И Сидней хотела бы повторить. Но только вот несправедливость – допинг – не надо, пожалуйста. Потому что это не мы. Это была политика, что я, конечно, не приветствую в спорте.

Скажите, а своих детей отдали бы в спорт?

Алина Кабаева: Конечно. Обязательно, что вы! Если получится, если будет девочка, то я бы ее с удовольствием отдала в художественную гимнастику. Но не потому, что я сама этим спортом занималась, а потому, что художественная гимнастика гармонично развивает ребенка: у нас и хореография, и физическая нагрузка. У нас здесь прекрасная музыка. Опять же – коллектив. Поэтому спорт – это здорово. Это правда здорово. Я всем девочкам маленьким говорю, что они все уже чемпионки, потому что приходят и трудятся, преодолевают себя.

Я посмотрела Instagram, есть огромное количество аккаунтов с хэштегом «Алина Кабаева». Но мне кажется, что практически все они – не ваши.

Алина Кабаева: Абсолютно нет, меня там вообще нет. У меня есть свой сайт. И это все.

И это единственный ваш ресурс в интернете?

Алина Кабаева: Да, абсолютно. Но знаете, я раньше старалась все это закрыть (поддельные аккаунты – «МИР 24»), но это стоит немалых денег. Я раньше старалась закрывать и закрывать. А потом что-то новое опять появлялось. Это невозможно. Такой процесс постоянно будет присутствовать. Но меня там нет. Я, конечно, очень переживаю, потому что пока все хорошо, но как бы это не сработало в другую сторону.

Вы очень давно и серьезно занимаетесь развитием детского спорта, детской художественной гимнастики, фестиваль этот проходит, уделяете этому очень много времени. С вашей точки зрения, появилась уже вторая Алина Кабаева?

Алина Кабаева: Я занимаюсь популяризацией художественной гимнастики. Вообще в спорте, как и везде, все люди разные. У каждого есть свой талант. Вопрос в том, как развить этот талант. На самом деле, дети все талантливы, но, может быть, не у всех есть возможности по разным причинам. А что касается Алины Кабаевой, пусть она останется, есть гимнастки лучше. Это уже прошлые победы, и мне бы очень хотелось, чтобы, как в жизни происходит, все шло вперед и вперед, было лучше и лучше. Это у нас сейчас и происходит. Мы были когда-то для них примерами, и неплохими примерами, раз приходят в спорт и занимаются, хотят быть похожими на Алину Кабаеву, Юлию Барсукову, Маргариту Мамун. Конечно, новые имена появляются, и это здорово, значит, ничто не стоит на месте, все прогрессирует.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments