Битва на Курской дуге: невидимая война разведчиков

19:28 06/05/2018
ФОТО : ТАСС

После победы Красной армии под Сталинградом и ряда наступательных операций в центре советско-германского фронта образовался выступ глубиной 150 километров и шириной 200. Это была Курская дуга. В Москве не исключали, что противник попробует взять реванш за поражение на Волге, но где именно начнется наступление и когда, советское командование не знало. Тогда в невидимую войну вступили разведчики. Войну за ценную, секретную информацию, которая могла коренным образом изменить исход Курской битвы. О том, что сделала советская разведка, рассказал корреспондент «МИР 24» Дмитрий Барбаш. 

Они не вызывали даже малейших подозрений. Выпускники Кембриджа, настоящие джентльмены, высокопоставленные служащие МИДа, спецслужб. Истеблишмент британского общества, на самом деле – советские разведчики. Ким Филби, Джон Кернкросс, Гай Берджис, Дональд Маклейн, Энтони Бланд, вместе – Кембрижская пятерка. Первыми сообщили о планах гитлеровцев на Курской дуге.

«От Кима Филби пришло более подробное донесение. Он получил данные от Кернкросса, который работал в дешифровальной службе. Англичанам удалось перехватить донесение группы армий «Юг», – сказал кандидат исторических наук Дмитрий Суржик.

В СССР их называли не агентами, а друзьями. Кембриджская пятерка, может, их, кстати, было и больше, сотрудничала с советской разведкой на идейной основе. Помогала в борьбе с фашизмом. Их сведения были настолько важными, что Сталин распорядился каждому из них назначить персональную пенсию.

«Все пятеро отказались. Был среди них Гай Берджис, задиристый парень, выпивоха, верный и пламенный коммунист. Он сказал: «Если вы еще мне это предложите, я посчитаю это оскорблением», – отметил заместитель главного редактора «Российской газеты», писатель Николай Долгополов.

На Туманном Альбионе хорошо знали о немецких тайнах. В 1941 году к англичанам попала немецкая шифровальная машина «Энигма». Код ее был вскрыт, и Лондон получил доступ к секретной переписке. Но делиться такой информацией с союзниками не спешил. 

«Я читал интересное, потрясающее по своему двуличию письмо Черчилля Сталину. В нем он много рассуждал, где в 1943-м может случиться немецкое наступление, он называл очень много мест, откуда исходит угроза от Гитлера, но только одно место он не назвал. Это Курская дуга», – подчеркнул Николай Долгополов. 

Слово «Курск» фигурировало и в шифровках из Берлина. Хотя у советской разведки там были серьезные провалы. В начале войны гестапо арестовало сразу несколько десятков агентов. Их называли «Красной капеллой». Большинство антинацистов расстреляли. Но «свои среди чужих» все же остались. Один из них – венгр Шандор Радо. Обычный чиновник, по совместительству – руководитель разведгруппы ДОРА. 

Личные агенты Сталина

«Который действовал между Германией и Швейцарией в роли торгового представителя. Он мог свободно общаться с немецкими офицерами, узнавать их передислокацию, строительство оборонительных рубежей. И его сведения были бесценными», – сказал Дмитрий Суржик. 

Сведения о готовящемся ударе передал и немецкий обер-лейтенант Пауль Вильгельм Зиберт, он же Николай Иванович Кузнецов, советский разведчик-нелегал. Причем косвенное подтверждение о предстоящей битве на Курской дуге он получил лично от рейхскомиссара Украины Эриха Коха.

«Он сказал ему: «Обер-лейтенант, хватит вам околачиваться в этом городишке. Ваше место там, где сейчас ваша воинская часть, и эта часть покроет себя славой в главной битве фюрера». А его часть была именно под Курском», – сказал Николай Долгополов. 

Курская дуга стала первым серьезным испытанием и для недавно созданного СМЕРШа. Контрразведчики через свою агентуру узнали, что немцы готовят к заброске несколько диверсионных групп, с которыми чекисты еще не сталкивались.

«Выявлено впервые было в период проведения Курской битвы, что немцы используют завербованных диверсантов из числа подростков, на которых никто бы не обращал внимания. 14-15 лет ребятишки обучались в разведшколах и забрасывались», – рассказал генерал-лейтенант в отставке, историк спецслужб Александр Зданович. 

С противником контрразведка вела сразу несколько радиоигр – путала планы немцев, сообщала ложную информацию. Ее специально готовили офицеры советского генштаба, и ей верили немецкие генералы. 

«Известные дивизии «Дас Рейх», «Мертвая голова», наиболее ударные подготовленные подразделения, у которых было больше всего тяжелых новых танков «Тигр», «Пантера», и самоходок, вот их удалось ввести в заблуждение», – добавил Зданович. 

Ветеран Великой Отечественной, писатель Игорь Григорьевич Гребцов на Курской дуге был связистом. Все время на передовой. И хорошо помнит первые залпы решающего сражения. И только спустя много лет он узнал, что советские артиллеристы били по наводке разведки. В нужное время, когда немцы вывели на передний край свои войска, готовясь к решающему удару.

«Рокоссовский сумел упредить. Немцы должны были начать артподготовку в семь часов, а он сделал артподготовеку в сторону немцев в 5:30. Спутал все планы немцев», – сказал Игорь Гребцов.

Этот исторический эпизод вошел в картину Юрия Озерова «Освобождение», как и сцены танкового сражения на Прохоровском поле. О том, какова толщина брони новых немецких машин и как их лучше пробивать, советскому командованию тоже сообщили разведчики из Кембриджской пятерки. 

«Филби, когда он жил уже в Советском Союзе, спрашивали: «Ким, что вы считаете из самого важного, что вы сделали?». Он отвечал: «Прохоровка». Он гордился этой Прохоровкой, он считал ее вершиной собственной разведывательной деятельности», – сказал Николай Долгополов.

Победа в Курской битве окончательно переломила ход Великой Отечественной. После советская армия только наступала. Многие из тех советских разведчиков, кто раскрыл планы гитлеровцев, продолжили свою работу и после Победы. Имена некоторых до сих пор остаются особо охраняемой государственной тайной.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Дмитрий Барбаш
comments powered by HyperComments