Вечная сила Первомая

19:08 06/05/2018
ФОТО : МТРК «МИР» / Зворыкина Ксения

В Париже на Первомай радикалы громили магазины, жгли автомобили. Полиция задержала около трехсот человек. Настоящая маевка, смысл которой многие давно уже забыли. А смысл простой: нелегально, революционно, против власти. Словом, бесбашенный День солидарности трудящихся. В России все иначе: для одних это просто праздник, для других – повод напомнить о себе, мирно, без драк и коктейлей Молотова. Кто и зачем 1 мая выходил на улицы в этом году? И чего хотели французские анархисты и радикальные левые? Корреспондент «МИР 24» Родион Мариничев погрузился в первомайские настроения. 

Первомай в Париже. Главные действующие лица – люди в черных масках. Анархисты разрушают мир насилием до основания. Начали с символа глобализации – «Макдональдса», но под горячую руку попало все, что было на пути. Агрессии вроде бы никто не ждал. Люди вышли на первомайскую демонстрацию с лозунгами «Нет реформам!», многие – под коммунистическими знаменами.

«Нас сейчас, прежде всего, беспокоит реформа образования. Но и то, что происходит с трудовым законодательством, не может не волновать. Ведь, в конце концов, мы тоже с этим столкнемся», – сказал манифестант Ростан Кезаль.

Увольнять будет проще, выходное пособие урежут, роль профсоюзов уменьшат – вот суть трудовой реформы президента Эммануэля Макрона. Все это должно ускорить экономический рост. Но народ этим не убедишь. 

«Каждый раз эти протесты возникают против мира капитала, крупного глобального финансового капитала, который диктует свои условия трудящимся и национальным правительствам», – отметила заведующая кафедрой внешней политики РГГУ Ольга Павленко. 

Так во Франции уже было ровно полвека назад. «Красный май» 68-го. Вспыхнувшие студенческие волнения переросли в общенациональную забастовку, которая, в конце концов, стоила кресла президенту де Голлю. С тех пор май в Пятой Республике – повод помитинговать и поиграть в революцию. Но не в Великую французскую, а скорее в Великую Октябрьскую. Красная романтика, как в культовом советском фильме 30-х «Юность Максима». Примерно так сегодня воспринимают Первомай на Западе. 

В России этот революционный задор подзабыт. Хотя коммунистические знамена никуда не делись. Шествие КПРФ в Москве на 1 мая – способ показать власти свое значение. 

«Восьмичасовой рабочий день! Сегодня 10-12 часов вкалывают и офисные работники, и программисты, и на предприятиях. Опять борьба за восьмичасовой рабочий день необходима!» – заявил депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин. 

Свою концепцию праздника в пику красным предлагают синие. И, кажется, довольно успешно. Третья по численности парламентская партия ЛДПР собрала первомайскую демонстрацию с монархическим оттенком. 

«Народ хочет спокойной жизни! Сытной жизни, обеспеченной! Жить! Вот царь давал возможность жить всему народу!» – подчеркнул лидер ЛДПР Владимир Жириновский. 

«Для коммунистов Первомай – это возможность провести оппозиционные мероприятия, это возможность еще раз напомнить о себе, это возможность создать информационный повод. Для ЛДПР этот день – это возможность еще раз показать, что ЛДПР не менее массовая партия, чем КПРФ, что ЛДПР претендует по-прежнему на второе место», – пояснил руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев.

На Красной площади в колонны строятся профсоюзы. Первомай – их профессиональный праздник. Они и сегодня дают понять, что это с ними нужно договариваться владельцам заводов, газет, пароходов, а не с какими-то анархо-синдикалистами. На родине Ленина Первомай, можно сказать, – образец солидарности между профсоюзами и капиталистами. 

Но все рабочие знают: у них главный защитник не секретарь профкома. За справедливостью трудящиеся идут прямо к Путину. Как, например, было в 2009-м. Рабочих пикалевских заводов от увольнения спасло лишь вмешательство премьера. 

Для тысяч россиян Первомай – это по-прежнему флаги, воздушные шары и белые банты. Как и несколько десятилетий назад, когда на демонстрации можно было встретить, например, первого космонавта. Семейное предание историка Николая Сванидзе: его супруга в детстве, желая поздороваться с Юрием Гагариным, чуть не потерялась. 

«На 1 мая он стоял на мавзолее вместе с Хрущевым, с вождями, а ее взяли родители на демонстрацию. И она стала кричать: «Хочу к Юре! Хочу к Юре!». Ее взяли на руки и стали передавать. По рукам, туда, ближе к трибуне. А потом родители испугались и попросили ее обратно», – рассказал журналист, историк Николай Сванидзе. 

Массовость – суть Первомая. Так было, есть и будет. Вот такая вечная сила. 

Родион Мариничев
comments powered by HyperComments