Женское лицо авиации. Светлана Капанина живет небом

19:47 06/05/2018
ФОТО : Юрий Машков/ТАСС

Долгое время считалось, что авиация – дело совсем не женское. Так что к штурвалу подпускали только мужчин. Но до поры до времени. И хотя в России летчиц в гражданской авиации сегодня мало – менее одного процента, но все же они есть и даже не боятся составить конкуренцию летчикам-испытателям, в том числе военным. Условия более чем экстремальные. Тем более, для женского организма, передает корреспондент «МИР 24» Максим Красоткин.

«Ты даже чувствуешь свои руки, что они тяжелыми становятся. Такое ощущение, что немножко потоки на лице появляются, лицо деформируется. При больших перегрузках – девять-десять единиц – могут веки уже не держаться, с трудом их удерживаешь», – говорит заместитель главного редактора журнала «Авиапанорама», заслуженный военный летчик РФ Владимир Попов.

Каково это, знает Светлана Савицкая, которая управляла, в том числе истребителями МиГ-21. Она установила четыре рекорда высоты и скорости полета. А затем пошла еще дальше – стала космонавтом. Возможно, к этому подтолкнули гены: отец Евгений Савицкий был маршалом авиации. Савицкая – первая в мире женщина, которая вышла в открытый космос.

Ни больших перегрузок, ни резких перепадов высоты, ни воздушных ям не боится летчик-инструктор первого класса Светлана Капанина. За ее плечами семь побед на чемпионатах мира по самолетному спорту. У нее с работой настолько высокие отношения, насколько позволяет практический потолок самолета. Светлана Капанина садится в кабину всегда как в первый раз. Может, в этом и есть секрет ее успеха. Отточенное мастерство воздушного аса и восторг новичка – фирменный стиль лица российского пилотажа.

Пожалуй, столько приборов нет в самолете, сколько титулов она завоевала на соревнованиях. Светлана собиралась свою жизнь посвятить легкой атлетике, но демонстративно отказалась поступать в спортивное училище. Из принципа. Из-за того, что их школьной команде занизили баллы на соревнованиях.

«Подошли, говорят: «Поступайте в наше училище, вас берем без экзаменов с вашими регалиями». А я из принципа: «Никогда в жизни поступать не буду в ваше училище», – говорит Светлана Капанина.

Зато поступила в медицинское. Даже какое-то время работала фармацевтом.

«Очень стыдно мне об этом говорить, но четыре года прошли даром, вот просто даром. Даже сейчас, если кто-то заболел в семье, мне проще позвонить маме, сестре и спросить, какую таблетку дать, нежели вспомнить в своей голове какие-то пилюли», – говорит она.

На аэродром ее привело желание прыгнуть с парашютом, а там затянуло. В авиации иначе не бывает. Однако в небе бывало не все гладко. Бывало, отказ техники, если бы не мастерство и чудо, а иначе не скажешь, едва не приводил к катастрофам.

«У меня сначала разрушилась лопасть и пробила лонжерон. При таких авариях у нас много погибло пилотов. Потому что идет расбалансировка, сильная тряска, и не успевают пилоты выпрыгнуть из самолета. Мне повезло, что за лопастью срезало винт с фалом, то есть весь винт ушел. И тряски не было», – говорит летчик.

Причем, пытаясь посадить самолет, на волоске от гибели, Светлана вспоминала комичную историю, произошедшую в ее аэроклубе.

«Девочка докладывает: «У меня улетел винт». Ей быстро зеленую дорогу, все самолеты разогнали, давай, на посадку заходи. Она садится, к ней подбегают: «Какой винт у тебя улетел, все же нормально». Она вытаскивает изо рта: «Вот». Там что-то от приборной доски открутилось», – говорит Светлана.

Авиация на взводе

Ее пилотаж – украшение любого авиасалона, будь то Жуковский или Ле-Бурже. Как-то в Китае пролетела через Райские ворота – сквозную пещеру в горе Тяньмэнь. Взяли на слабо. Тот полет вызвал восторг у публики и коллег, а для Светланы едва не стал последним. Спас точный расчет и единение с самолетом. «Подлетаешь к этим Райским воротам, а они «не распахиваются», и рая то не видать. Я ставлю самолет на нож, и тут в самой пещере пытается меня потоком кинуть на скалу», – говорит она.

Светлана, хоть и живет небом, в отличие от многих летчиков не верит в приметы. Например, спокойно снимается перед полетом. За штурвалом она воздушный ас, а дома – заботливая мать. «Я летала и с дочкой на пилотаж, и с сыном, будучи беременной. Ему не понравилось, а ей понравилось, это была идиллия. Первое время она говорила, что будет летать», – говорит летчик.

Но вопреки всему дети – Пересвет и Есения – увлеклись сноубордом. А у самой Светланы есть последователи и ученики, которым она передает свой «капанинский стиль». В небе она становится частью самолета - или самолет частью нее. Чувствовать машину как свой организм - не каждый это может. А у Капаниной получается.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Максим Красоткин
comments powered by HyperComments