«С детства меня манили подвиги». Интервью Федора Конюхова телеканалу «МИР»

11:39 02/05/2018
ФОТО : Mir24.tv / Татьяна Константинова

Как добраться до Северного полюса в одиночку? Почему нельзя спать во время полета на воздушном шаре? И какое оборудование нужно для погружения в Марианскую впадину? О самых незабываемых приключениях телеканалу «МИР» рассказал путешественник, писатель и художник Федор Конюхов. 

- Вы путешествовали и на собаках, и на веслах, и на яхтах, и на воздушном шаре. А сейчас осваиваете профессию пилота-любителя. Это просто дополнительный навык или очередной большой план? 

Я в жизни ничего не делаю просто так. У меня нет увлечений, есть только цель, задачи. Когда мне было 8 лет, я уже знал, что буду путешественником. Меня не интересовала никакая профессия, как жить, я только хотел совершать подвиги. Я хотел, как Георгий Яковлевич Седов пойти к Северному полюсу. А что такое Северный полюс, как его найти? Я пошел в Мореходное училище, закончил его штурманом. Чтобы добраться до Северного полюса, нужно знать Арктику. Я пошел учиться в Ленинградское арктическое училище на механика, чтобы вырабатывать свет на полярных станциях. Пошел дальше и дальше.

Путешествие в Калмыкию

Сейчас мы готовим батискаф для погружения в Марианскую впадину с Артуром Николаевичем Чилингаровым. Мы начинали вести переговоры о погружении с 1997 года. Планируем погружение на 2021 год. А сейчас я учусь на пилота малой авиации, я же воздухоплаватель. А на самом деле это уже большая авиация. Для меня строится гигантский планер-самолет на солнечных батареях. Днем я буду лететь за счет солнечной энергии. На высоте 12-15 тысяч метров за 120 часов хочу облететь вокруг света без посадки только на солнечной энергии.

- Вы ставите максимальные цели и достигаете их... 

Как так? 21 век, а мы не погружаемся в Мариинскую впадину. Мы даже не изучили ее. А еще одна впадина на Южном полюсе вообще не изучена. Сейчас на земном шаре всего два человека, которые видели Мариинскую впадину. Это Джеймс Кэмерон, который совершил погружение в 2012 году, и лейтенант ВМС США Дон Уолш и инженер Жак Пикар – в 1960 году. Но никто не достал оттуда пробы. Мы сейчас с моим другом, учителем и партнером Артуром Николаевичем Чилингаровым хотим, чтобы Россия приступила к исследованию Марианской впадины. Поэтому мы строим батискаф.

- Вы еще готовитесь к полету в стратосферу на воздушном шаре…

Да, сначала будет стратосфера, потом весельная лодка – я пойду вокруг света. Мои экспедиции будут долго готовиться, по пять-шесть, десять лет. Сейчас на подходе стратосферный шар, который мир еще не видел. Даже если я не взлечу, это уже рекорд. Это самый большой шар, который человечество могло придумать. Туда входит ракета, которая на Байконуре взлетает в космос. Если шесть ракет поставить вместе, то он закроет их. Я поднимаюсь чисто для себя, чтобы увидеть, как сгибается горизонт, и черное небо. Если будет все хорошо, я буду стартовать в конце августа, чтобы увидеть, как изгибается Земля. 

- Вы всегда путешествуете в одиночку. Так складывались обстоятельства изначально или это ваше желание?

Мы хотели сделать эру одиночек. Еще со времен японского путешественника Наоми Уэмура, который в 1978 году добрался до Северного полюса в одиночку. Это для меня идеал путешественника. Я на него всегда опираюсь. Потом разрыв по времени был большой, и в 1986 году Жан-Луи Этьен достигает Северного полюса в одиночку. Я стал третьим человеком в мире, я в 1990 году достиг полюса в одиночку. Одиночка должен уметь делать все. Почему это и интересно. Он должен быть и поваром, и компьютерщиком, и доктором. Одиночки быстрее идут на яхтах, чем с командой. Я еще одиночка потому, что не подвергаю опасности жизни других. Все мои экспедиции – это мои идеи, а человек, который будет рисковать своей жизнью, – это грех. 

- Есть цитата, которую вам приписывают: «А что дома делать-то?»…

Нет, это не моя. У меня даже ключей нет, потому что у меня каждый день по 40 человек. У меня два сына, дочка и шесть внуков. Старший внук уже женился. И вот я ему говорю, что нужно, чтобы я стал прадедушкой. Представьте: прадедушка летит в стратосферу! Дети мои никогда не видели, чтобы я спал. Ночью я поздно ложусь, а утром рано встаю. Эту планку я так и выдерживаю.

- В больших городах, наверное, каждый человек мечтал бы мало спать и много успевать. Можно ли это наработать?

Можно. Во время путешествия на воздушном шаре мне нельзя было спать. Если бы я уснул, я бы упал, потерял скорость или взорвался. Я сплю как монахи с ключом в руках. К этому я себя приучил в океане и на воздушном шаре. Конечно, ключа уже нет в руках, а сон этот остается. 

- В чем заключается технология с ключом?

Держишь ключ, чтобы ты не делал, а под ноги кладешь тарелку или что-нибудь металлическое. Когда ты начинаешь засыпать, мысли еще держат ключ, а потом он падает, грохот, и ты просыпаешься. Путешественник должен быть очень дисциплинированным.

- А если бы вам предложили на Марс полететь? 

На Земном шаре Эверест самая высокая гора, а на Марсе самая высокая гора – Олимп. Выше 21 километра.

- То есть вам не столько Марс нужен, сколько гора на Марсе?

Если бы я полетел, я бы взошел на эту гору. Жизни не хватает, она быстро пролетает. Что такое 66 лет? Ничего. У меня такое ощущение, что я живу уже лет 300. Моя жена написала даже книгу – 300 лет и 3 года жизни со мной. 

- Я желаю вам много путешествий, и чтобы они были безопасными. Спасибо, что поговорили с нами. 

Интервью смотрите в видеоролике.

comments powered by HyperComments