Юлия Михальчик – об отношениях с Шульгиным и разрыве с мужем

14:07 21/04/2018
ФОТО : Фото предоставлено PR службой Юлии Михальчик

Юлия Михальчик – одна из самых ярких выпускниц популярного телепроекта «Фабрика звезд». В третьем сезоне шоу девушка заняла третье место, но запомнилась тем, что в финале проекта продюсер Александр Шульгин сделал начинающей певице предложение. Страна замерла в интригующем ожидании, ведь еще свежа была в памяти история скандального развода Шульгина с Валерией. После «Фабрики» Юлия с успехом продолжила музыкальную карьеру. В отличие от многих других участников, ей удалось закрепиться в российском шоу-бизнесе. В эфире программы «Ой, мамочки!» Юлия Михальчик рассказала, почему поклонники так и не дождались свадьбы с Шульгиным, зачем она ему по-прежнему звонит и что она не может простить своему бывшему мужу. 

В конце 2013 года ваша активная деятельность внезапно оборвалась, и возобновили вы ее сравнительно недавно. Что происходило с вами во время этой четырехлетней паузы?

— Правильнее сказать, что я решила тот период посвятить себя семье. И это будет очень правдиво. У меня родился ребенок в 2013 году, я продолжала гастролировать, но перестала что-то производить. Поэтому ощущение было у людей, что я исчезла в небытие. Нет, со мной все в порядке, жива, здорова. Сыну сейчас уже пять лет. Сейчас уже тот период, когда хочется вновь творить. Я развелась, начнем с этого. У меня перестало столько времени уходить на семью, и появилось время на полет творческой фантазии. Моя жизнь заново началась после того, как у меня семья распалась.

На «Фабрику» вы пришли с подачи Александра Шульгина. Он вас заметил на одном из музыкальных конкурсов. Вы проходили кастинг на программу или он взял вас автоматом?

— Нет, у него для всех одинаковые правила, а у федерального телеканала тем более. Поэтому было так: я приехала в Москву на конкурс, который начинался в Петербурге, и это все происходило, когда был кастинг. У меня планов не было задерживаться в Москве, я приехала на три дня, только на конкурс. Я Александру Валерьевичу сказала, что я не пойду, на что он ответил: «Дурой будешь». Я эти слова на всю жизнь запомнила. И все-таки на кастинг подошла. 

Эта фраза стала вызовом для вас?

— Мне она не понравилась, да. В силу возраста я все в штыки воспринимала тогда, мне казалось, что там все безголосые, все проплаченные. Но потом все по-другому обернулось, и я забираю сейчас все свои мысли обратно. 

Ходили слухи, что участие в третьей «Фабрике» можно было купить и место якобы стоило 35 тысяч долларов. Как вы это прокомментируете?

— Что касается большинства участников, за исключением одного персонажа, я могу совершенно точно сказать, что этого не было. И то в этом отдельном случае я лично этого не видела и не могу сказать наверняка. Для 15 человек это было исключено. 

Не озвучите, кто этот 16-й?

— Нет-нет, вы что. Это личное дело каждого. И если бы я лично присутствовала при каких-то моментах, я, может быть, и могла сказать. Но все равно считаю, что это не мое дело.

Правда ли, что некоторых претенденток на кастинге даже не просили петь, если она выделялась по внешности?

— Мне кажется, не было. У меня просто нет длинных ног и пышной груди. Но опять же могу только говорить за себя – точно нет. На моих глазах такого не происходило.

А романы, например, Никиты Малинина и Маши Вебер, были тщательно продуманы?

— Вообще нет. 

Вы хотите сказать, что все love stories были настоящими?

— Да, я в этом уверена на 100%. У нас же был потом совместный тур. 

Вас называют самой яркой участницей третьей «Фабрики» – красавица, мощный голос, харизма, обаяние, и в кулуарах проекта вам пророчили первое место, но вам досталось третье. Поползли слухи, что Александр Шульгин решил так, чтобы избежать обвинений в продвижении своей фаворитки, то есть вас. Это соответствует действительности?

— Мне кажется, что настолько все очевидно и объективно, потому что большая часть поклонников – это девочки, а кого они должны были выбирать? Я думаю, что все совершенно объективно. Более чем. 

В финале проекта Шульгин сделал вам предложение. Он сказал следующее: «Юля, я предлагаю тебе руку по жизни». Обычно мужчины просят руки и сердца, а он предложил. Вы у него спрашивали, что он имел ввиду? 

— Нет, конечно. Сначала для меня это было как предложение руки и сердца, как я это поняла. А оказалось, что руки по жизни. И он ее до сих пор протягивает. Любые мои творческие моменты я могу с ним обсудить, позвонить. Я могу сказать, что с таким человеком, как Александр Валерьевич, пообщаться – это большое счастье, и удача, и опыт, и необходимость.

Часто вы к нему обращаетесь?

— Пару раз в год мы видимся. 

А это просьбы личного характера…

— Бывают и такие. Он может пригласить на свой день рождения. Могу песни показать, даст какие-то советы - я прислушиваюсь. 

Юлия, а вы лично знакомы с бывшей женой Александра Валерией? 

— Да, конечно.

Вы наверняка знали, какой шлейф за ним тянулся…

— Вы можете мне верить, а можете не верить, но тот период, когда проходили эти войны, когда произошел разлад, когда все это муссировалось в прессе, я была на первом курсе университета, я не смотрела телевизор и не читала газет, не было интернета. Я была изолирована в этот год. Я реально не слышала. Я знала, что был развод, но подробностей и негатива этого я не читала. 

А когда вы пришли на «Фабрику», вас не посвятили в эту историю?

— Нет.

Со слов Валерии, он очень жестоко с ней обращался. Он действительно такой страшный и ужасный человек?

— Он совершенно нормальный человек. Но он одержим делом. Когда он в работе, он может психануть, сказать что-то. Но это нормально, что он такой вспыльчивый человек. Он болел артистом не только в музыкальном смысле, ему нужно и важно было знать, чем ты дышишь, живешь, как думаешь. 

А Валерия не давала вам никаких советов, не вмешивалась в ситуацию?

— На первых порах я была не в очень хорошем состоянии после проекта, когда все это на меня обрушилось. Честно, я уже не помню, о чем мы говорили и как это происходило. Вообще изначально нас передали Иосифу Пригожину. Но понятно, что у него одна артистка и все силы направлены на нее, и нас передали Дробышу. Таким образом мы все начали общение и пересеклись с Валерией. 

Вы сказали, что за четыре года затишья творческого вы успели и родить, и развестись. Вы были замужем за бизнесменом Владимиром Гоевым. До брака у вас несколько лет были приятельские отношения, а после развода общаетесь?

— Да, конечно, у нас общий ребенок. И если сын говорит, что он хочет позвонить папе, мы всегда это делаем. Но я не хочу потом от ребенка услышать обвинений, что я не давала ему общаться с ним. 

А Владимир принимает участие в воспитании ребенка?

— Практически нет. 

Некогда, не успевает?

— Нет, ну что вы. Просто у каждого своя жизнь, так вышло… Не знаю, как сказать. Для сына я и мать, и отец, ему, конечно, не хватает мужского общения. 

Но рублем помогает?

— Может быть, ситуация выровняется когда-нибудь. Я думаю, что, если бы была возможность, он не вел себя так. Наверное, непростая ситуация. 

Но тем не менее вы остались с ним в дружеских отношениях, и это уже хорошо.

— Да.

Многие поклонники восхищаются тем, что вы умеете сохранить хорошие отношения с бывшими, восторгаются, что и с Шульгиным вы общаетесь – мол, Валерия не смогла, а вы смогли. Как вы это делаете?

— Вы сравниваете несравнимые вещи. Валерия родила троих детей, у них была большая история, это целая жизнь. В моем случае намек на отношения и неслучившиеся отношения – две разные вещи совершенно. Я же не прожила с человеком ни месяца, нас связывало три интервью в день на протяжении недели. О чем может быть речь?

Я знаю, что вы тщательно следите за питанием…

— Нет, не тщательно.

Да вы что?

— И сосиски я ем, чипсы…

Так вот как дела обстоят! Но было же время. Я читала на просторах интернета, что действительно следили и это была не дань моде, а необходимость. 

— Да.

В свое время вы так старательно худели, что вам поставили диагноз анорексия. 

— Я просто решила, что перестаю есть вообще. И полгода я питалась только небольшим количеством фруктов, практически больше ничего не ела. Потом я прочитала книжку одну очень умную и узнала, что мне нельзя сыр и что нужно есть только нечетное количество продуктов. Например, креветки. Ну, наверное, их нужно было есть 33, а я считала, что мне семи хватит. И я ела небольшую плошку риса, семь креветок и фрукты. Это был мой рацион на день. Поэтому, конечно, я дошла «до ручки». Если бы мои родители вовремя не приехали, я не знаю, сидела бы я рядом с вами сейчас или нет, разговаривала ли бы. Мне ставили разные диагнозы, на тот момент я не могла родить, настолько все меняется в организме. До диеты я весила 62-64, а после – в районе 40 килограммов. 

40? Плохо себя чувствовали?...

— Очень. А может, и меньше, я уже не знаю, не взвешивалась. Я уже начинала падать в обмороки, не могла дойти до туалета, могла только лежать. 

Есть слухи, что вы сели на жесткую диету на нервной почве, после разрыва с Шульгиным.

— Нет, это было уже после. Там были другие моменты, мне начали прописывать гормональные таблетки, которые, видимо, мне не подходили, и я ела и набирала вес. 

А как вы восстанавливали организм?

— Я месяц провела в больнице, общалась с психологами и психиатрами, мне были прописаны антидепрессанты, которые я потом сама себе отменила. Я понимала, что я овощ, не соображала, мне, как говорится, что воля, что неволя. 

В нашей программе есть рубрика неудобных вопросов. Я предлагаю на выбор три конверта, и вы можете ответить на один или на все…

— Почему вы решили развестись с Владимиром Гоевым? Потому что он очень неправильно себя вел. Это уму не постижимо! Приходилось ли вам прощать измену? Не могу никак с этим смириться. Мне все-таки кажется, что это неправильно, не должно быть измен. Я верю в чистую и светлую любовь. Для меня замужество было очень важным шагом. Для меня всегда примером для подражания были мои родители, которые познакомились еще в школе и до сих пор вместе. Так должно быть. Я не планировала никаких разводов, для меня в один момент рухнул мир. Там и измены, и все, что может быть, все было. Это такие моменты, о которых нельзя говорить. Но при этом я его очень уважаю, потому что он очень образованный человек, с чувством юмора, у него много положительных качеств.

Юля, а он устроил свою личную жизнь после развода?

— Официально нет. И вряд ли это произойдет, потому что он нигде такой больше не найдет (смеется). После меня ему будет тяжеловато. То, что я для него делала, вряд ли какая-то женщина сможет такое же. 

А вы устроили свою личную жизнь?

— Нет, нет…

Значит, все еще впереди…

— Конечно. Сильная, смелая, как лебедь, белая… Дай бог, чтобы у всех женщин прошло то, что болело, и все осталось позади. Да и у мужчин тоже. Будьте счастливы.

Смотрите программу «Ой, мамочки» на телеканале «МИР» по субботам в 9:00 и узнавайте необычные факты из жизни звезд.

comments powered by HyperComments