На подвиг как на работу: рутинный экстрим на орбите

19:55 15/04/2018
ФОТО : NASA

12 апреля Россия праздновала День космонавтики, первый полет человека в космос. На орбиту корабль Юрия Гагарина был запущен ракетой-носителем «Восток», которая по своему первому назначению должна была, если что, доставить куда угодно ядерный заряд. Однако пригодилась в деле освоения космоса. О тех, кто свою работу превратил в подвиг, – корреспондент телеканала «МИР 24» Анна Парпура. 

В макете космической станции «Мир» от земли не оторваться, но ходить по полу орбитальной станции Сергей Авдеев не привык. На орбиту космонавт летал три раза. В общем провел там больше двух лет – 747 суток. Поэтому и в Музее космонавтики, где стоит экспонат, гостей принимает, как у себя дома. 

«Расстегивается этот мешок. Туда залетаешь. Можно прикрыть сеточкой лицо. Застегиваешь себя и спишь. Руки вытягиваешь в дырки и вот так вот спишь», – показывает он. 

О комфортной жизни на МКС можно только мечтать. Ведь земная гравитация позволяет нам не только крепко стоять на ногах, но и влияет на работу всего организма. Земное притяжение помогает оттоку крови к ногам и таким образом нормализует кровообращение. В невесомости гравитация снижается, и циркуляция крови меняется. Кровь приливает к голове, и космонавты все время чувствуют, будто висят вверх ногами. А вместе с тем тошноту и головную боль. И в таком положении им приходится еще и работать. 

Бывает, мутит неделями. К тому же невесомость даже обыденные дела превращает в сложный квест. Вместо горячего душа – влажные полотенца. Поэтому космонавты коротко стригут волосы перед полетом. Но Елена Серова решила рискнуть, и в 2014 году полетела на МКС с косой по пояс.

«Это какой-то стереотип, что нужно лететь туда чуть ли не лысым. Я считаю, что даже удобнее, когда у тебя длинные волосы, и ты можешь собрать их в пучок», – говорит она.

На борту прежде всего – работа. Но Елена доказала, что женщина может выглядеть хорошо даже в неземных условиях. В течение всего полета она записывала видео о своей жизни в космосе. И даже позволила зрителям заглянуть в свою космическую косметичку: «Специальное средство для волос, называется «Элита». Это средство несмываемое, и оно на основе растительных компонентов. Пахнет травками. Так замечательно вспомнить запах травы, луга». 

Каюта, больше похожая на шкаф, – все личное пространство, которое есть у космонавта. В таких условиях о земных привычках легко забыть. И даже знакомая еда кажется другой на вкус.

«Сок или чай становится намного слаще, чем на Земле. Консервы намного более перчеными», – говорит Авдеев. 

Меню для космонавтов составляют в специальных лабораториях. На выбор – больше 100 блюд и напитков.

«Напитки все, кроме газированных и алкогольных. Газированные, потому что в отсутствие земного притяжения очень быстро выделяется газ, который находится в составе напитка. Это отрыжка, такие неприятные явления. А алкогольные напитки – мы пришли к тому, что трудно рассчитать реакцию человека, и их просто запрещают», – рассказывает Александр Агуреев, заведующий лабораторией питания ИМБП.

Еду для космонавтов готовят на самых обычных заводах. Но в отдельных цехах. Большую часть времени они пустуют, и раз в три-четыре месяца выпускают небольшие космические партии.

«Космический сыр по своей рецептуре аналогичен нашему земному продукту. Однако для космоса мы используем более элитные и дорогие сорта твердого сыра», – делится Юлия Абрамова, пресс-секретарь завода плавленых сыров.

Жаль, бутерброд с плавленым сыром на борту не сделать: хлеб на орбиту поставляют в миниатюрном виде – вес каждой крохи строго четыре грамма. 

«Чтобы хлеб был на один укус. В рот взял его, и все. И чтобы в космосе не летали крошки», – объясняет Татьяна Мариничева, старший мастер по выработке изделий рациона питания космонавтов.

В среднем командировка на орбиту длится полгода. Все это время космонавт переживает стресс. Бороться приходится еще и с самим собой, ведь в космосе даже страхи другие.

«Самое страшное – это когда тишина. Значит, что-то вышло из строя, что-то идет не так. Изоляция, отрыв от Земли, от привычной среды общения, информации не так много, сенсорный голод», – объясняет Юрий Бубеев, заведующий отделом психологии, психофизиологии и нейрофизиологии ИМБП. 

В полет психологи допускают только неконфликтных и ответственных людей, способных научиться жить бок о бок друг с другом.

«Мы уважаем желание поместить фотографию на той или иной панели. Мы должны понимать, что так удобно члену экипажа. Мы живем вместе, не только работаем», – отмечает Елена Серова.

Но ссоры все же случаются. Здесь и на такие случаи есть своя инструкция: разойтись по разным углам. Ведь МКС – пространство хоть и замкнутое, но не маленькое. Площадь космической станции – как у футбольного поля. Есть где остыть.

«Отдушиной является Центр управления. И операторы иногда незаслуженно принимают на себя негатив», – отмечает Юрий Бубеев.

Расслабляются космонавты, играя в игры. В невесомости это не просто веселье. Здесь даже детские шалости – научный эксперимент. Например, спиннер на МКС будет вращаться бесконечно. И в теории модная игрушка может повлиять на положение и орбиту космической станции.

Еще один мощный антистресс – панорамный купол космической станции. Семь иллюминаторов, через которые видна красота нашей планеты.

Анна Парпура
Загрузка...