Аксиома «Курчатника»: ядерный паритет – гарантия мира

20:17 15/04/2018
ФОТО : ТАСС / Шарифулин Валерий

На этой неделе знаменитому «Курчатнику» исполнилось 75. Курчатовский институт, который обеспечил паритет в противостоянии США и Советского Союза в годы «холодной войны». После того, как Соединенные Штаты в 1945-м накрыли атомными бомбами Хиросиму и Нагасаки, США обрели уверенность, что они могут диктовать любые условия послевоенному миру. Через четыре года, в 1949-м, СССР испытал первую ядерную бомбу. И тем самым продемонстрировал, что с Москвой надо считаться по-прежнему. Именно ядерный паритет между двумя державами помог создать устойчивую конструкцию мира. О тех, кто создавал бомбу, думая о мире – корреспондент телеканала «МИР 24» Анна Бажайкина.

Ничего общего со строгими официальными фотографиями – таким физик, президент советской Академии наук Анатолий Александров был только дома. Сын Петр Анатольевич, тоже физик и тоже работал в Курчатовском, собрал здесь все, что было дорого отцу. Солнечная батарея в миниатюре, коллекция минералов. Но большая часть экспонатов – отсылка к главному делу жизни. Александров вместе с Курчатовым работал над созданием первой советской атомной бомбы.

«Что было бы, если б не сделали? Во-первых, мы с вами тут не встречались бы, это точно. Всех участников посадили бы, это в лучшем случае. Во-вторых, велика вероятность, что сбросил бы бомбу кто-нибудь другой», – считает Петр Александров, директор ИИТ, НИЦ «Курчатовский институт».

В 1943-м, когда весь мир воевал, нужна была защита. Защита в виде ядерного оружия. Над таким уже пять лет работала Германия. Разработки вели и американцы. Об этом в Советском Союзе знали – помогла разведка. Поэтому появилась Лаборатория №2. За простым названием скрывалось одно из главных засекреченных оборонных предприятий.

Кабинет у Курчатова был на Лубянке. Курировал проект народный комиссар внутренних дел СССР Лаврентий Берия. Собрали самых лучших физиков. 

В августе 1945-го, во время Потсдамской конференции, Сталин знал: американцы уже создали атомную бомбу и успешно испытали. Но также знал, что и советские ученые близки к открытию. Так что говорить с Трумэном и Черчиллем, партнерами по антигитлеровской коалиции, он мог на равных.

Через несколько дней после этой встречи новую разрушительную силу США продемонстрировали всему миру. На Хиросиму сбросили атомную бомбу с циничным названием «Малыш». На Нагасаки – «Толстяк». 

Спустя четыре года, в 1949-м, чаши весов ядерного вооружения сравнялись. На Семипалатинском полигоне Курчатов успешно испытал первую советскую атомную бомбу. Чтобы изучать последствия, создали летающую лабораторию. Для нее конструктор Туполев переоборудовал самолет. 

«Когда происходили испытания оружия, над эпицентрами взрывов летали самолеты, которые снимали показания, начиная от заражения воздуха ядерными реагентами, которые влияли на живые организмы, и заканчиваыя тем, что происходило вокруг – как портилась природа, техника», – говорит Александр Глушко, ведущий специалист по истории космонавтики, эксперт по особо важным историческим расследованиям.

Перед институтом всегда стояли стратегические задачи. В том числе, когда разрушительную силу научились использовать в мирных целях.

1954-й, Обнинск. Курчатов запустил первую АЭС. А спустя три года в Советском Союзе появился первый в мире ледокол с ядерной силовой установкой. Его, конечно, назвали «Ленин». Этим проектом занимался все тот же академик Александров. Северный морской путь с тех пор – легко! Навигация едва ли не круглый год. Только за шесть лет «Ленин» прошел десятки тысяч морских миль, провел за собой четыре сотни судов. 

«Как первые полеты космонавтов закладывали изучение Земли из космоса, так атомные ледоколы дали возможность изучать Арктику, климат, природные ресурсы и шельф – достояние и будущее России», – говорит почетный полярник Константин Зайцев, ледовый разведчик 1-го класса.

Атом и Арктика и сейчас тесно связаны. Мощную электростанцию во льдах поставить невозможно, да и незачем – потребителей не так много. Решение нашли – плавучая энергоустановка малой мощности. Такую скоро запустят на Чукотке. По сути, это атомная батарейка, срок ее службы 15-20 лет.

В 1958-м в институте прошла встреча, которую назвали «Три К» – Курчатов, Келдыш, Королев. Был дан толчок к освоению космоса и решению новых задач. Вне земли теплоотдача ядерной установки происходит сложно – нет движения воздуха. Еще одна серьезная проблема – невозможность что-то исправить. В итоге из шести экспериментальных установок одну вывели на орбиту. И в этом Советский Союз был первым в мире. 

Много у физиков и других задач. Например, победить рак. Этот прибор тоже разработали в Курчатовском институте: человеку вкалывают изотоп, а после просвечивают через томограф. На фотографиях появляется информация о возможной опухоли.

А современная рентгеновская станция позволяет увидеть все что угодно буквально в мельчайших подробностях. Такие исследования пригодятся, например, при создании нового лекарства. 

«Устанавливаем маленький кристалл белка, его сложно разглядеть в обычный микроскоп. На него попадает рентгеновский пучок, взаимодействует со структурой, и на детекторах мы видим дефракционную картину», – объясняет Александр Благов, руководитель Курчатовского синхротронно-нейтронного комплекса, доктор физико-математических наук. 

Так что Курчатовский институт – ядерная защита, оружие против болезней, войны и однополярного мира.

Анна Бажайкина
comments powered by HyperComments