Эксперт: Детский шантаж – реакция на взрослые ошибки

16:25 26/03/2018
Эксперт: детский шантаж – реакция на взрослые ошибки
ФОТО : «Мир 24» / Максим Кулачков,

Детские капризы - ситуация, знакомая большинству родителей не понаслышке. Кто-то в юные годы и сам был любителем закатить концерт у каждой витрины с игрушками, а у кого-то схожие методы «воспитания» практикуют их собственные отпрыски.

Современные школьники шагнули в этом смысле гораздо дальше: чтобы получить желаемое – например, какой-то модный дорогостоящий гаджет – они не просто бьются в истерике или отказываются съесть кашу, а угрожают позвонить в опеку или детскому омбудсмену и пожаловаться на насилие в семье. Причем в 9 из 10 случаев в таком поведении ребенка действительно виноваты сами взрослые, полагают эксперты.

Как рассказал «МИР24» врач-психотерапевт высшей категории Александр Федорович, проблема в последнее время стала весьма распространенной – только в его практике было несколько подобных случаев. «Один 12-летний ребенок говорил: «не пойду в школу, не буду делать уроки, хочу играть в телефон, а иначе покажу вам кузькину мать». Кроме того, он еще и угрожал «позвонить Астахову» (на тот момент бывшему уполномоченным при президенте по правам ребенка), в ювенальную полицию, рассказать, что родители его избивают и морят голодом», – рассказывает врач.

Ребенка удалось успокоить, но главное даже не это. Выяснилось, что подростка слишком перегружали учебой, секциями и прочими полезными, с точки зрения родителей, занятиями, в результате чего получили на выходе тотальное истощение нервной системы и своеобразный «протест».

Но обвинять родителей в данном случае сложно: любое воспитание есть насилие, напоминает эксперт. «Как-то же надо воспитывать детей. Но если родители понимают, что их ребенок начинает вести себя неправильно, что они теряют контроль над ситуацией, правильнее всего обратиться к педиатру, детскому психологу или семейному психотерапевту. Иногда родители убеждены в том, что их ребенок – маленький лентяй, отлынивающий от дел, но ему надо лишь подобрать соответствующий режим и терапию», – рекомендует Александр Федорович.

Нагрузки тому конкретному подростку снизили, из пяти секций и шести кружков оставили один, после чего он пошел на поправку. По большей части, дети всегда являются носителями семейных проблем, за исключением страдающих психическими расстройствами, отмечает эксперт. Впрочем, психические расстройства – часто тоже «заслуга» родителей.

Еще один случай подросткового шантажа со схожими угрозами имел место при совсем иных обстоятельствах, рассказывает эксперт. Одинокая мама с дочкой-подростком пыталась устроить свою жизнь, чувствовала себя виноватой из-за того, что уделяет меньше времени ребенку, и в качестве компенсации задаривала дочь подарками, гаджетами, пристроила ее в лучшую школу. Требования к дочери были при этом минимальными. Мамина лояльность привела к тому, что дочь, грубо говоря, села маме на шею. Требования ее росли в геометрической прогрессии, пока мать окончательно не утратила контроль над происходящим.

Казалось бы, ситуации противоположные – но итог один. «Неправильные формы поведения родителей приводят к таким вот печальным последствиям. Сложность в том, чтобы уловить баланс, поскольку перегибы и в ту, и в другую сторону – как полный контроль, так и абсолютная свобода – заканчиваются плохо», – говорит психотерапевт.

Один родственник второй мамы – довольно жесткий мужчина – нашел выход: взять на себя смелость побыть суровым, «закрутить гайки» и поставить ребенка на место, поскольку дальнейшая лояльность мамы к походам 15-летней дочки по ночным клубам с сомнительными компаниями грозила уже критическими последствиями. Пришлось пообщаться и с психологами, и с педагогами, и со службами социального сопровождения, и с комиссией по делам несовершеннолетних, но ни одна из этих инстанций не могла помочь матери решить проблему. Поэтому было принято решение сдать девочку в интернат.

С одной стороны, решение может показаться спорным: есть вероятность того, что дочь на всю жизнь затаит на мать обиду за такое «предательство». С другой стороны, неуправляемых подростков иногда лучше изолировать в превентивном порядке, нежели разгребать потом последствия их безнаказанности и вседозволенности, считает эксперт. В конце концов, интернат – официальный механизм, предлагаемый социумом для решения такого рода вопросов, и это всяко лучше, чем подростковые банды, избивающие «на камеру» сверстников, или насыщенная клубная жизнь в несовершеннолетнем возрасте. Поняв в интернате, что такое «реальная жизнь», девочка вернулась домой в объятия «матери-спасительницы», и теперь рада тарелке обычных макарон. «Большие запросы» к жизни куда-то улетучились, как и угрозы «пожаловаться в опеку».

Так или иначе, в каждом конкретном случае должны приниматься индивидуальные решения. Одному подростку будет лучше временно пожить в интернате, другому это навсегда искалечит психику. Один справится и с 15-часовыми ежедневными нагрузками, другой загремит с истощением в клинику. Поэтому общих рецептов и шаблонов тут быть не может, а проверяющим инстанциям в любом случае стоит внимательнее относиться к показаниям малолетних.

Юлия Кундухова
comments powered by HyperComments