Школа жизни: компромиссы инклюзивного образования

19:28 18/02/2018
ФОТО : «Мир 24» / Сергей Минеев (МТРК «Мир»)

Препятствия подстерегают людей с ограниченными возможностями на каждом шагу – то пандуса нет, то еще какая-нибудь преграда. Но барьеры бывают иного порядка – когда общество тебя не принимает: не пускают в самолет, не берут на работу, выгоняют из ресторана. Как раз на днях в Санкт-Петербурге Роспотребнадзор оштрафовал кафе, где осенью прошлого года попросили удалиться подростка на инвалидной коляске. Отдельная история – обучение особенных детей. Некоторые родители не хотят, чтобы их здоровые дети, занимались вместе с теми, кто не такой, как все. Корреспондент «МИР 24» Ксения Крихели искала компромиссы.

В парк девятилетний ученик московской СОШ № 518 Степан приходит каждый день всегда с мамой. Оставлять его одного на площадке Наталья Галич не хочет. «Многие родители объясняют, что к этому мальчику не надо подходить. Нас уже здесь знают, и мне неприятно, когда кричат: «не надо подходить, он болен», – признается мама мальчика. 

О том, что у Степы диагноз аутизм, Наташа узнала случайно, когда сыну было два года. На детской площадке предположила одна из женщин, а позже подтвердили медики. 

«Они смотрят на этих детей как на диковинку. Они не знают, что с этим делать. Во всех психиатрических больницах мне предлагали нейролептики», – сказала Галич.

Но настоящие круги ада начались, когда Степа пошел в детский сад. 

«И родители собрали собрание, не помню уже, под каким предлогом. Я прихожу, и вдруг оказывается, что собрание против Степы», – сказала Галич. 

А в другом саду Степу просто закрывали в отдельной комнате и к детям выводили на несколько минут. 

«За этим страхом очень четко стоит низкая толерантность к непохожести. Это ключевая вещь. Мы боимся разнообразия, мы хотим, чтобы все ходили строем и шагом. И пытаться этих детей отделить, поместить в гетто, в социальный лепрозорий – этот страх в обществе был всегда», – подчеркнул директор Федерального института развития образования, член президиума Российской академии образования Александр Асмолов. 

Недовольные родители вышли на митинг. Они не хотят, чтобы в школе вместе с их детьми учились дети «с диагнозом».

«Если мы хотим вырастить инженеров, физиков, математиков, мы должны к этому подходить более качественно. Сюда дети за образованием приходят», – говорят женщины. 

По сути, все эти люди выступают против Марии Прочухаевой. Она до недавнего времени была директором СОШ 518. Именно с ее приходом список заболеваний, с которым берут в эту школу, расширился. Не только ДЦП, проблемы опорно-двигательного аппарата, но и синдром Дауна и аутизм. Сейчас из 500 с небольшим учеников 49 с отклонениями. 

«Эти дети не по общеобразовательной программе. Это потолок коррекционной школы. Вон 532-я школа – там чудесно учат шить, выращивать растения. Это их будущее, понимаете. Создать таким детям то общество, в котором они будут себя комфортно чувствовать», – уверена мама одного из учеников Полина Либенсон.

Но по нынешнему закону «Об образовании» школы обязаны принимать детей с ограниченными возможностями. Самые разные диагнозы, в том числе аутизм. 

«Я была страшно удивлена, услышав в Центральном округе Москвы в 2017 году фразу: «я боюсь, чтобы мой ребенок подходил к ребенку с аутизмом, потому что я боюсь, что он заразится». И я видела, что они не врут, не преувеличивают. Они действительно этого бояться», – сказала замдиректора СОШ 518 Мария Прочухаева.

Не так давно Мария Михайловна подала в отставку и ушла в заместители. В школе теперь новый руководитель. Такой вот компромисс в конфликте с родителями. Неправой себя не считает. 

В школу любой ценой

«Это еще один миф, что я олигофрено-педагог и всю жизнь проработала в коррекционной школе, поэтому я люблю инвалидов. Я люблю людей! Разных. Я просто в каждом вижу какие-то их замечательные черты», – подчеркнула Прочухаева.

На уроке вместе со всеми работает и Степан. Правда, по своей программе. Для особенных детей здесь особенные учебники. Это единственное отличие, а оценки за знания все получают на равных. 

Слабослышащий Дима – один из лучших учеников класса, вместе со всеми рисует карту мира. 

«Мы проводили такой тест: садились всем классом и закрывали уши на минуту. Я с ними поговорил, они открывают уши, и я спрашиваю: «Ребята, вы меня сейчас слышали?». Я говорю, что это сейчас Дима на физкультуре. Умение ставить себя на место другого человека – это очень важное умение в людях, и мы его стараемся развивать», – отметил учитель начальных классов СОШ 518 Федор Моржин.

Ситуацию пытается переломить американка Денис Роза. 20 лет назад она создала общество помощи инвалидам «Перспектива». Говорит, что отношение к инвалидам в России медленно, но меняется.

«Дети или молодые люди с синдромом Дауна, допустим, вообще не были в школе. Большинство детей, которые были на колясках, учились на дому. И мы не видели этих людей с инвалидностью. И тогда общество ничего не понимало в этом и даже удивлялось иногда, что существуют такие люди», – отметила Роза. 

В ансамбле проекта «Преодолей-ка» особенные дети – всегда в центре. Все вместе готовят большой концерт.

«Дети, которые общаются сейчас здесь в инклюзивном коллективе, будут знать такие вещи о жизни и такие решения сложных неординарных проблем, которые изолированный от этого человек не получит», – подчеркнул художественный руководитель проекта Евгений Елкин.

Руководитель уверен, что в движении дети забывают о том, кто особенный, а кто нет. Все равны, и танец должен получиться.

В России сейчас, по данным Росстата, проживают больше 12 миллионов инвалидов. Это каждый 12-й житель страны, и это много. Важно, конечно, не только как общество относится к этим людям, но и как относится государство. В России работает программа «Доступная среда». Это значит, что удобно выйти из дома, без проблем сесть в общественный транспорт, трудоустройство, медицинская реабилитация. Власть признает, что многое еще нужно изменить. К примеру, с медэкспертизой. Когда инвалиду время от времени приходится доказывать, что у него, например, нет ноги. Об этой проблеме не раз уже говорил президент Владимир Путин. 

«Нарушение прав инвалидов, черствость к ним вызывают справедливое осуждения и неприятие граждан. И, конечно, представители власти на всех уровнях должны видеть за цифрами программ и планов проблемы конкретных людей, нуждающихся в поддержке», – сказал президент.

Ксения Крихели
comments powered by HyperComments