Воспоминания детей блокады: Я прожила в Ленинграде и все смогла снести...

17:20 17/01/2018
Воспоминания детей блокады: Я прожила в Ленинграде и все смогла снести...
ФОТО : ТАСС

75 лет назад, 18 января 1943 года произошло одно из стратегических событий в истории Великой Отечественной войны. В этот день в ходе операции «Искра» войска Волховского и Ленинградского фронтов прорвали блокадное кольцо вокруг Ленинграда. Была восстановлена связь осажденного города с Большой землей. К этому дню в городе оставалось около 800 тысяч человек.

В честь юбилейной даты мы публикуем воспоминания детей блокады, с которыми удалось побеседовать нашим волонтерам и корреспондентам. Одной из таких героинь стала участница обороны Ленинграда Валентина Драган. 

В годовалом возрасте наша героиня осталась сиротой – ее мама умерла во время шестых родов в 1918 году в городе Абдулино Оренбургской области. Овдовевшему машинисту паровоза Григорию Попову помогала его мама. Когда и ее не стало, многодетному отцу пришлось привести в дом мачеху. 

Успешно окончив школу, Валентина Попова поступила в Ленинградский химико-технологический институт. А когда в 1939 году учеба во всех вузах страны стала платной, перешла в педагогический институт на два курса старше, чтобы сократить время учебы. Вспоминает Валентина Григорьевна Драган: 

Мы с девочками заранее купили билеты в театр, хотели так отметить защиту дипломов. Готовились к экзаменам в институте, но к полудню устали и решили разойтись по домам. На улице видим, нам машут однокурсники, и один из них крикнул: «Бросайте зубрить, война!» Это было 22 июня. 

Валя поехала к единственному родному человеку в городе, брату Мише, который, как и отец, работал машинистом. Приехала Валя невовремя. Соседка сообщила, что брату дали комнату, и они с женой пошли туда клеить обои. Валя взяла у соседки адрес и побежала по новому адресу Миши. По пути она встретила Мишиных друзей, которые несли ему повестку в военкомат – их всех призвали на фронт. 

На следующий день Валя отправилась в институт на защиту диплома. Как проходила защита, говорить не приходится. Еще вчера важные дела теперь казались мелкими и ненужными. Тем не менее, в качестве дипломированного преподавателя химии Валя получила направление на работу в Алтайский край. 

"В Алтайский край я не попала, – вспоминает Валентина Григорьевна, - Началась мобилизация на оборонные работы. В этих списках значилась и я, как молодой специалист и кандидат в члены партии. 

На Привокзальной площади играл духовой оркестр, в ожидании эшелона молодежь пела и танцевала. Никто понятия не имел, что такое оборонные работы. Сказали только взять продукты на два дня. Я надела белый сарафан в цветочек, кофточку-фигаро и босоножки. С собой взяла полотенце и смену белья. 

Эшелон подали только к вечеру. Крыши вагонов прикрывали ветки деревьев, и поначалу все приняли маскировку за украшение. Ехали всю ночь без остановки до самой Луги, где уже шли бои. 

Затем всех высадили в поле, и оставшиеся десять километров люди шли пешком. В селах и деревнях, которые мы проходили, кроме военных – ни души. В небе летали немецкие самолеты, неподалеку рвались бомбы – фашисты «обрабатывали» Лугу. 

Отряд привели на станцию Чолово, где уже были вырыты противотанковые рвы выше человеческого роста. Нужно было продолжать эту работу. Спали в амбаре на соломе. На тайном партийном собрании нам сообщили, что Ленинград в блокаде и вернуться в город невозможно. Почему собрание было тайным? Не знаю. Наверное, чтобы не сеять панику. 

Местность, где мы еще вчера рыли траншеи, заняли фашистские войска, которые быстро продвигались вглубь страны. За два месяца оборонный работ наша одежда пришла в негодность, к тому же стало холодно. Нам выдали ватники, штаны и сапоги. Однако к тому времени многие из нас уже серьезно заболели. Кроме того, мы оторвались от наших войск, прекратилось снабжение, есть было нечего. 

Потом наш отряд попал в окружение. Копать траншеи перестали – не было смысла, да и сил тоже. Примерно через две недели нас из окружения вывели. Шли ночью, немцы освещали окрестность светящимися ракетами, нас научили сразу бросаться на землю и не шевелиться, пока ракета не погаснет. Так мы и падали – в лужи, в грязь, в колючки..

Вернувшись в блокадный Ленинград, я попыталась найти брата. Выяснила, что его дом разбомбили, сам Миша служил в Кронштадте, а жена с ребенком уехала к его родителям в Абдулино. И я вернулась в свое общежитие. 

Тем временем в наш институт приехал представитель фронта с приказом Ворошилова открыть химическую лабораторию по выпуску зажигательных ампул. Из выпускников-химиков осталась одна я, и меня назначили бригадиром этой лаборатории. Помогали четыре женщины, которые немного знали химию и умели пользоваться лабораторной посудой. Это были секретные работы, в наш корпус больше никого не пропускали. 

Мы заполняли ампулы из тонкого стекла сплавом натрия и калия, запаивали их, укладывали в специальные коробки, и представители военного комиссариата увозили их на фронт. Внешне сплав напоминал ртуть. Его готовили в другом институте. Транспорта во время блокады не было, я ходила за веществом пешком с эмалированным ведром. Сплавом наполняли только треть ведра, сверху его заливали керосином и ведро плотно закрывали крышкой. Стояла глубокая осень, постоянно шли дожди, а сплав мог загореться и от капли воды. Мне нельзя было споткнуться, уронить ведро или допустить, чтобы в него попал дождь. Это была бы катастрофа. Погибла бы не только я, но и все окружающие. Горение этого сплава ничем не потушить. 

На фронте бойцы бросали эту ампулу в бутылку с водой и швыряли в танк противники, от чего военная машина мгновенно вспыхивала и сгорала. 

В ноябре во всем городе отключили свет, воду, теплоснабжение, и лаборатория прекратила работу. Ректору института и исполнителям, в том числе мне, представитель фронта объявил благодарность. 

Меня разыскал брат Миша, который настоял, чтобы я эвакуировалась. «Я не смогу больше к тебе приехать», – сказал он и отправил меня через Ладогу. Больше мы не виделись. При освобождении Выборга в бронепоезд, на котором Миша работал машинистом, попал снаряд, и он погиб"...

Попав в эвакуацию в село Абдулино, Валентина Григорьевна впервые зажила мирной жизнью. Она вышла замуж, поменяла фамилию на Драган, объездила с мужем-военным все страну. Какое-то время полк мужа базировался в Давлеканово, а когда его расформировали, семья решила жить в Уфе. Валентина Григорьевна воспитала двух сыновей, у нее есть внуки, правнуки...

Полную версию рассказа Валентины Григорьевны можно найти на сайте нашего проекта pomniblokadu.ru

comments powered by HyperComments