Прорыв блокады: «Чтобы выжить приходилось есть все: кошек, собак, землю»

17:50 15/01/2018
Прорыв блокады: «Чтобы выжить приходилось есть все: кошек, собак, землю»
ФОТО : ТАСС

75 лет назад началась стратегическая наступательная операция «Искра», в результате которой советским войскам удалось прорвать блокаду Ленинграда. Это стало переломным моментом в битве за Ленинград. 18 января 1943 года у города на Неве появилась связь с Большой землей. К моменту прорыва блокады в городе оставалось около 800 тысяч человек. Блокада Ленинграда длилась ровно 872 дня. Это самая продолжительная и страшная осада города за всю историю человечества, память о которой жива до сих пор.

«После того, как я окончил четыре класса школы, пошел работать в колхоз, оттуда выпросился учиться в Ленинград. Как раз в сороковом году был набор учеников – мы начали учиться, год не проучились, как началась война. Этот страшный день я помню как сейчас. Мы с другом поехали в увольнительную, ведь мы как на военном положении были – без увольнительной никто никуда ни шагу. Поехали посмотреть Ленинград, ведь мы приехали из деревни и раньше не знали, что такое город», – вспоминает блокадник Илья Пискунов. 

И вдруг на улицах объявляют: «Внимание-внимание! Внимание-внимание!», – беспрерывно закричал голос Левитана. Весь транспорт остановился, народ встал, все перепугались, что могло случиться, рассказывает мужчина. И объявили войну. «Мы с другом вернулись обратно в общежитие ремесленников. Там нас построили, собрали, попросили никуда не расходиться», – рассказывает Илья Пискунов. 

«Ребята, которые из Беларуси, бросились бежать обратно в Беларусь, но я остался в Ленинграде – мне некуда было бежать и интереса не было. Так в Ленинграде прошла вся блокада для меня – девятьсот дней. Это уже было сказано мной не раз, что девятьсот блокадных дней Илья Константинович там отбыл...», – вспоминает он.

Мы работали на заводе имени Сталина, вспоминает мужчина. «Работали под землей. Просто подумайте: Ленинград стоит на болоте, и еще под землей там работал какой-то завод – огромнейший, куда пускали только по пропускам, и где люди работали по десять часов. Мы сами в то время жили в Ленинграде по адресу улица Халтурина, 22», – рассказывает блокадник. 

«Во время блокады, чтобы выжить, приходилось есть все, что попадалось в руки – кошек, собак, землю..Землю ели, когда немцы разбомбили Бадаевские склады. Там были продукты запасом на десять лет для Ленинграда, как нам потом объяснили. Если бы Ленинград был окружен плотным кольцом, он бы выжил с этими складами десять лет». 

Но немец за одну ночь бросил триста вылетов самолетов – и весь склад разнесли, вспоминает Илья Пискунов. «Мы эту землю собирали, под снегом ее выкапывали и пробовали, где она сладкая, а где несладкая, куда мог рассыпаться сахар или мука. Мы все ее пробовали ложечками, а ребята, кто покрепче, приносили ее в противогазных сумках», – рассказывает он. 

«Нам всем выдали противогазы – обещали, что немец будет травить Ленинград газом, мол, раз так не берет – отравит газом. Мы эти сумки носили как вещмешок, в ней у нас лежала чашка, ложка и кружка. Это был наш шанцевый инструмент», – вспоминает блокадник. 

Родителей в блокаду со мной не было, рассказывает мужчина. «Мать переехала в Ленинград уже после начала войны и погибла в блокаду. С ней была младшая сестренка, тоже погибла во время голода. Я сам сводил едва концы с концами, не знал, где они похоронены – может, на Пискаревском кладбище, может, еще где-то. Потому что мы сами тогда уже совсем были дикие, губа к губе не сходилась – до того отощали, ходили по трупам, не разбирали, кто где. Можете представить: двести пятьдесят грамм хлеба получать и при этом у станка работать восемь – десять часов», – рассказывает Илья Пискунов. 

«Мою мать звали Надежда Петровна Пискунова, отец – Константин Николаевич, а сестренку звали Машенька, она младше меня была. Где они жили в Ленинграде, это я уже забыл. Из родственников не выжил никто – один я». 

 

comments powered by HyperComments