Невский пятачок: война не окончена

13:14 17/01/2018
Невский пятачок: война не окончена
ФОТО : ТАСС / Белинский Юрий

Президент России Владимир Путин завтра посетит Невский пятачок вблизи поселка Невская Дубровка в Ленинградской области и возложит цветы к памятнику-мемориалу «Рубежный камень». Здесь в 1941 году воевал и был ранен его отец, Владимир Спиридонович Путин.

В истории обороны Ленинграда есть эпизод, который долгое время оставался малоизвестным. Это оборона «Невского пятачка». Крохотный по военным меркам плацдарм так обильно полит кровью бойцов и командиров Красной армии, так нашпигован железом, что и по сей день там мало что растет. И это неудивительно: почти все время на его защитников обрушивались тысячи снарядов и бомб.

12 января 1943 года с Невского пятачка началось последнее наступление с целью прорвать блокаду Ленинграда. И хотя все атаки советских войск именно с этого плацдарма не привели к успеху, свою роль они сыграли. «Оттуда советские войска неоднократно пытались начать наступление на МГУ и Синявино навстречу войскам, наносившим удар с востока, и тем самым прорвать блокаду города, – сказала корреспонденту «МИР 24» научный сотрудник музея-заповедника «Прорыв блокады Ленинграда» Светлана Иванова. – Эти попытки не удались. Но Невский пятачок оттянул на себя значительные силы противника, обеспечив успешный прорыв на других участках фронта».

Фото: ТАСС / Беркетов Николай

«Авось не всех убьют»


Своим появлением Невский пятачок обязан первой попытке прорвать блокаду, предпринятую советскими войсками в конце сентября 1941 года. Положение осажденного города было отчаянным. Чтобы изменить его, Ставка Верховного главнокомандования 12 сентября назначила командующим Ленинградским фронтом маршала Георгия Жукова. Шесть дней спустя он отдал приказ форсировать Неву и нанести удар в направлении города Мга, туда, где защитников Ленинграда и «Большую землю» разделяли всего 12-13 километров.

На подготовку к наступлению 115-й стрелковой дивизии и 4-й бригаде морской пехоты отвели всего два дня. Спешка была оправданной: немцы еще не успели закрепиться на только-только занятых рубежах, и у советских войск был шанс выбить их оттуда. Первый же день наступления вселил надежду, что именно так все и будет. В ночь на 20 сентября советские войска в тишине, без всякой артподготовки форсировали Неву напротив поселка Невская Дубровка, в том месте, где река достаточно узка, и внезапной атакой сумели выбить немецкие войска. Возник плацдарм размером два километра в ширину и полтора в глубину. Его-то и назвали «Невским пятачком».

В воспоминаниях многих военачальников той поры можно встретить такое объяснение этого названия: дескать, на штабных картах большого масштаба этот плацдарм умещался под пятикопеечной монетой. Но скорее всего, это литературное преувеличение: небольшие участки ожесточенной обороны в Красной армии называли «пятачками» и до, и после этого. Само словечко «пятачок» издавна обозначало маленький кусочек земли – «с пятак размером».

Немецкая оборона оказалась прочнее, чем полагали в советских штабах. Развить наступление, начатое 20 сентября, не удалось. Более того, контратакуя, немцы вынудили наши войска отступить, и размер Невского пятачка сократился: два километра по фронту и не больше 800 метров – в глубину. Так все и застыло: у немецких войск не хватало сил, чтобы сбросить противника в Неву, а у наших – чтобы накопить силы и атаковать.

Ровно через месяц, 20 октября, началось второе наступление с целью прорыва блокады Ленинграда – и снова в нем роль главного плацдарма отвели Невскому пятачку. Но и тут, успеха добиться не удалось: за прошедшие дни немцы успели укрепить свою оборону. Теперь патачок был окружен рядами колючей проволоки, минными полями и большим количеством артиллерии, которая простреливала не только каждый метр советских позиций, но и все восемь переправ, организованных через Неву напротив плацдарма.

Вот как вспоминал об этом в своих мемуарах «От Невы до Эльбы» генерал Семен Борщев: «Пищу на «пятачок» доставляли с правого берега в термосах, при этом многие бойцы хозвзводов и старшины погибали. Бывало и так, что добирались они к нам раненные, с простреленными термосами. Нередко люди на «пятачке» сутками оставались без еды. А случалось, боец только получает в котелке долгожданный блокадный паек и едва успевает поднести ложку ко рту, как противник открывает огонь. И вот уже в стороне валяется котелок – его хозяину он больше не нужен... Выполняя приказ командарма, мы переправили на «пятачок» 18 походных кухонь. За двое суток все они были разбиты вражескими снарядами и минами. Бойцы хозвзводов по многу раз на день переправлялись на левый берег и обратно под сильным огнем. Авось, не всех убьют и не все термосы пробьют осколками... И странное дело, с годами я все больше поражаюсь, как можно было доставлять боеприпасы, пищу, газеты, письма на «Невский пятачок» и самим выкраивать время, чтобы прочитать газету, написать ответ на весточку из дома. Тогда этому никто не удивлялся. И на «Невском пятачке», самом опаленном из всех маленьких прибрежных плацдармов минувшей войны, складывался свой будничный быт».

По словам современных исследователей, сотрудников музея-заповедника «Прорыв блокады Ленинграда», случалось, что там даже влюблялись!

Фото: ТАСС / Автор не указан

 

«Загонная охота»


Выждав неделю, советское командование, сосредоточило силы и сумело переправить на Невский пятачок даже тяжелые танки КВ. Началось новое наступление, но и оно окончилось неудачей. Тем не менее Ставка требовала прорыва. Атаки на Невском пятачке продолжались до 27 декабря, но ни расширить его, ни тем более прорвать оборону немецких войск так и не удалось.

После этого на пятачке установилось затишье. Удалось даже эвакуировать оттуда по льду танки, подлежавшие восстановлению. Оттянули с пятачка и существенную часть войск. Очередное наступление началось под Волховом, и туда стягивали все наиболее боеспособные части. Очень быстро немецкая разведка выяснила, что оборонять Невский пятачок оставлен один-единственный 330-й полк, к тому же сильно потрепанный в боях. Немецкое командование приступило к подготовке операции по уничтожению плацдарма. Операция получила название «Drueckjagd» («Загонная охота»). Создав пятикратный перевес в силе, немецкие войска 24 апреля 1942 года перешли в наступление.

Успех наступления определялся не только разницей в количестве войск, но и тем, что начавшийся на Неве ледоход сделал практически невозможной переброску резервов к защитникам Невского пятачка. Да и обратную переправу через ледоход удалось совершить лишь немногим. Всего до правого берега добрались лишь 123 солдата. Среди них трижды раненый начальник штаба 330-го полка Александр Соколов, преодолевший ледяную реку вплавь. Он был мастером спорта по плаванию и чемпионом Приволжского военного округа. (Кстати, именно он весной 1990 года показал поисковикам, где располагался последний командный пункт полка, благодаря чему были найдены останки его защитников).

К 29 апреля 1942 года плацдарм как таковой перестал существовать, хотя некоторые его защитники продолжали сопротивляться еще несколько дней. Это отчаянное, но мужественное сопротивление оценили даже враги. Удивительна судьба командира 330-го полка майора Сергея Блохина. 29 апреля 1942 года, тяжело раненный в шею и обе ноги, он был контужен. В течение четырех дней лежал на поле боя. В бессознательном состоянии он попал в плен и был отправлен в лагерь в Гатчине. Возможно, в знак уважения к его мужеству, он не был «пущен в расход». Через восемь дней в лагере русские военнопленные врачи ампутировали ему обе ноги. Спустя месяц Блохин оказался в Литве, затем – Польша, Восточная Пруссия. 22 января 1945 года пришло освобождение. До марта 45-го Блохин лежал в госпитале и одновременно проходил проверку СМЕРШ. Затем пять месяцев провел в тыловых госпиталях. Позже жил в Ленинграде до конца 1970-х годов.

Фото: mir24.tv

Прорыв блокады


В Ставке не оставляли надежды прорвать кольцо блокады Ленинграда в районе Невского пятачка, и готовились к новому наступлению. Оно началось 9 сентября, причем к атакам привлекли все наличные силы на этом участке фронта, включая даже курсантов военно-морского училища. Вот как вспоминал об этом наступлении один из курсантов Иван Широкогоров: «7 сентября 1942 года нашу курсантскую роту подняли по тревоге. Отправили сначала в Мельничный Ручей, а оттуда в Невскую Дубровку. <…> 9 сентября на 8-й переправе мы начали форсировать Неву, отвоевывать тот самый Невский пятачок, который так теперь знаменит. Невский пятачок не заняли в тот период. Из 180 курсантов вернулось всего 70. Остальные погибли или были ранены, но в основном погибли. В следующий раз мы переправились 25 сентября и заняли этот пятачок. Мы, курсанты, делали все вместе с войсками. Затем поступила команда «Курсантов вернуть в училище». Нас вернулось всего 11 человек».

Вторая попытка отвоевать пятачок была предпринята 26 сентября. Она оказалась более успешной: советским войскам удалось закрепиться на Невском пятачке, но только на нем, поскольку с остальных захваченных плацдармов наших выбили. Оборона продержалась до 5 октября, после чего поступил приказ оставить пятачок. И вот что удивительно: немецкие войска почему-то не стали занимать освободившийся плацдарм! В ночь с 8 на 9 октября на него переправилась сводная рота из 114 добровольцев под командованием капитана Николая Бритикова.

Когда немцы спохватились и начали атаковать, именно эта рота сумела отразить все атаки, за что все ее бойцы и командиры были награждены орденами Боевого Красного знамени (18 человек) и Красной Звезды (30 человек), а также медалями «За отвагу» (остальные 66 человек).

После этого советские войска уже не отступали с Невского пятачка, хотя в ноябре 1942 года едва не потеряли его под натиском немецких войск. Положение спасла артиллерия, к тому времени научившаяся ставить «огневые завесы» на пути вражеских войск. А через два месяца началась знаменитая операция «Искра», завершившаяся прорывом блокады Ленинграда. В этот момент Невский пятачок и доиграл до конца ту самую роль, которая выпала ему с самых первых дней. Он сковывал большие силы немцев, парализуя их действия на других участках. В результате начавшееся наступление советских войск завершилось успехом. 

Фото: mir24.tv

Зачем были нужны такие жертвы


В постсоветский период история обороны Невского пятачка обросла катастрофическим количеством слухов, домыслов и «исследований», главной целью которых было стремление доказать, что это была бессмысленная мясорубка, что все стратегические и тактические решения советского командования вели только к неоправданным жертвам. На порядок выросло и число предполагаемых жертв. Наиболее достоверным выглядит результат расследования, проведенного комиссией генерал-полковника в отставке Григория Кривошеева: порядка 50 тысяч погибших. Но можно встретить и другие цифры. По оценке генерала Михаила Духанова, погибло на пятачке не менее 100 тысяч человек, по расчётам исследователя Григория Шигина – 64-68 тысяч. "Гуляющие» по интернету данные о двухстах и даже трехстах тысячах погибших никакими документами не подтверждаются.

Необоснованными выглядят и предположения о том, что все операции, связанные с Невским пятачком, были неоправданы ни тактически, ни стратегически. Сами немцы называли Невский пятачок «осиным гнездом». Поскольку он приковывал к себе немалые силы противника, облегчая положение защитников Ленинграда на других участках.

Звучат и заявления о том, что все советские потери были бесполезны, поскольку и самим немцам не было никакого смысла отвоевывать обратно этот «кусок земли». Непонятно только, почему же тогда в атаку на изможденных советских воинов шли элитные немецкие части – вроде десантников из 7-й «Критской» воздушной бригады, говоривших, что лучше три раза прыгать на Крит, чем один раз драться на Невском пятачке…

Вот что сказал об этом корреспонденту «МИР 24» старший научный сотрудник музея-заповедника «Прорыв блокады Ленинграда» Олег Суходымцев: «Своими активными действиями ленинградцы заставили немецкое командование перебросить на Невский фронт наиболее боеспособные, элитные части вермахта: 7-ю авиадесантную и 1-ю пехотную дивизии, предназначавшиеся для тихвинско-волховского направления. Тем самым, наши войска на Неве внесли свой вклад в разгром германских соединений, пытавшихся полностью блокировать Ленинград».

Позже, во время операции «Искра», «...своими активными действиями защитники этого плацдарма оттянули часть сил противника с главного направления удара и приняли на себя до 70% артиллерийско-минометного огня, – рассказывает ученый. – Тем самым они обеспечили успех наступавшей севернее ударной группировке Ленинградского фронта. 18 января она соединилась с войсками Волховского фронта. Блокада Ленинграда была прорвана!».

Сегодня Невский пятачок стал огромным мемориалом, напоминающим о том, какими колоссальными жертвами оплачена победа в Великой Отечественной войне. До сих пор на бывшем плацдарме ведутся поисковые работы, и до сих пор из-под земли, густо перемешанной с ржавым железом, поисковики поднимают останки советских воинов. Если верно утверждение, что война не окончена до тех пор, пока не захоронен последний ее солдат, то на Невском пятачке боевые действия не закончатся еще очень долго. Впрочем, как и информационная война, замешанная на памяти героев. 

Фото: ТАСС / Куртов Иван

Татьяна Трофимова
comments powered by HyperComments