Эксперт: Только госконтроль остановит вакханалию на свалках

08:06 15/01/2018
ФОТО : Сережкина Надежда / Надежда Сережкина (МТРК «Мир»)

Минувший 2017 был объявлен Годом экологии. Об экологии в прошедшем году в России действительно говорили больше, чем за все последнее десятилетие. Но, похоже, воз экологических проблем и ныне остался там же, где и был. По крайней мере, в экологически неблагоприятных районах страны ситуация улучшилась мало. Состояние подмосковного полигона «Кучино», промышленное загрязнение воздуха в Челябинске, Красноярске и Норильске, бесконтрольная вырубка лесов в Хабаровске и Владивостоке – где-нибудь нет-нет да и прорвется очередной экологический нарыв.

Корреспондент редакции «МИР 24» встретилась с главой Экологического фонда имени В. И. Вернадского, членом-корреспондентом РАН Владимиром Грачевым, чтобы выяснить, что на самом деле изменил этот год на карте экологического благосостояния России и как наши ежедневные привычки могут изменить ситуацию. 

Владимир Александрович, Год экологии закончился, но проблемы, которые обсуждались в этом году, к сожалению, перекочевали в 2018, который символично объявили Годом волонтера и добровольца. Расскажите, какие конкретные экологические перемены к лучшему произошли за это время? 

За мою профессиональную жизнь был не один год, который объявляли годом экологии, окружающей среды, защиты леса или особо охраняемых территорий. По сравнению с другими, в этот раз экологический год стал самым сильным из тех, что я помню. На мой взгляд, этому есть несколько объяснений.

Во-первых, за 2017 год было проведено более 240 производственных мероприятий с бюджетом около 130 миллиардов рублей. Во-первых, за 2017 год было проведено более 240 производственных мероприятий с бюджетом около 130 миллиардов рублей – это не просто конференции, где эксперты обсуждали бы проблемы и их гипотетические решения, а реальная работа по обеспечению экологической безопасности на опасных предприятиях. Например, в мае начались работы по выгрузке отработавшего ядерного топлива из губы Андреева в Мурманской области, которые проводил «Росатом».

Большие экологические проекты реализованы и другими государственными корпорациями и крупными промышленными предприятиями, и к ним было приковано внимание первых лиц – президента Владимира Путина, министра природных ресурсов и экологии Сергея Донского, представителя президента по вопросам природоохранной деятельности Сергея Иванова.

К сожалению, большинство людей считает, что экология – это дело второстепенной важности, но когда проблемы несоблюдения экологической безопасности звучат из уст первых лиц, эффект получается другим. 

Чем занимался в этом году ваш фонд? Можете назвать мероприятия, которые повлияли на восприятие экологических проблем со стороны населения? 

Мы не забыли о традиционных экологических акциях, например, с 26 апреля по 26 мая прошел наш ежегодный Всероссийский экологический субботник «Зеленая весна». Участники получили фирменную символику, зарегистрировали свое участие в разных регионах – всего на улицы городов вышли 2 млн 800 тысяч человек.

Вдумайтесь в эту цифру: почти три миллиона наших граждан потратили выходной на то, чтобы выйти на улицы и сделать свой город чище. Для предыдущих лет это рекорд, и мы надеемся, что такая поддержка со стороны людей – только начало...

5 июня, в День эколога в России, в администрации президента мы при поддержке Министерства природных ресурсов, Русского географического общества и общественных организаций наградили заслуженных экологов России, а в середине декабря в Москве прошел V Всероссийский съезд по охране окружающей среды, где я выдвинул инициативу объявить следующий год Годом воды и охраны водных ресурсов.

Также в этом году Фонд заключил соглашение с Республикой Алтай о сохранении Телецкого озера - второго по запасам чистой пресной воды в России после Байкала - и создании там региона ноосферного развития, то есть разумного взаимодействия общества и природы. 

Конечно, главное в нашей работе и работе любой экологической организации - это не количество наград и достижений, а то, насколько успешно нам удалось вовлечь в экологическую работу молодежь. В этом году экологические акции только по официальным данным поддержали около 100 тысяч студентов, а с 1 февраля по 15 марта 2018 года специально для них мы хотим объявить дни экологической культуры.

Раньше вопросы экологии вообще очень мало беспокоили крупных производителей в области атомной энергетики, металлургии и нефтедобычи. Почему на экологию вдруг началась «мода»? 

До 2007 года я был председателем Комитета Госдумы по экологии и уже десятый год работаю в корпорации, все это время наблюдая за тем, как государственные структуры и власть занимаются экологическими проблемами. 

На мой взгляд, с 2011 года – после аварии на японской АЭС «Фукусима» – в сознании корпораций произошел перелом, который стал неожиданным для иностранных аналитиков. Наша страна уже тогда оказалась самой подготовленной к любой аварийной ситуации – это показали многочисленные стресс-тесты. Это не мода, а ожидаемый шаг по реализации экологической политики. 

Понимаете, мало объявить, что в той или иной компании введена экологическая политика, мало повесить сертификат о том, что она соответствует международным стандартам. Нужна действительно работающая экологическая политика. Такой подход дает свои результаты, например, за предыдущий год ни на одной атомной станции России не было штрафов – это показатель.

Сейчас этот переворот затрагивает даже те компании, которые исторически имели дело с неэкологичным производством, например в прошлом году «Норникель» окончательно закрыл свой старейший актив – Никелевый завод в Норильске, который ежегодно выбрасывал в воздух около 400 тыс. тонн диоксида серы...

Производство было переведено на Надеждинский завод, где трубы выше, и дым уходит от города, а за его чертой установили специальные улавливатели серы. 

Видите, дело здесь в подходе, который стали вырабатывать в нашей стране. Частные нефтедобывающие компании точно также равняются на крупных игроков рынка, например, я сам был на платформе Д-6 «Лукойл» в Балтийском море, которая многие годы работает без перебоев.

А нам в пример продолжают ставить иностранные компании, забывая о той экологической катастрофе, которую устроил в Мексиканском заливе «Deepwater Horizon». Кроме того, по итогам этого года оказалось, что Россия, а именно отечественная компания «Русал», производит самый низкоуглеродный алюминий, с наименьшим выделением парниковых газов.  

То есть российское производство считается экологичным по сравнению с другими странами? 

Сейчас наша страна находится на второй строчке в списке стран с доказанными запасами угля (прим. по данным на 2015 год, в России 32600 млрд кубометров) и также занимает второе место в списке стран-потребителей «голубого топлива» (прим. 409 млрд кубометров). 

Мало кто задумывается об этом факте, но природный газ - это основа экологичности в энергетике и транспорте. Перевод транспорта на газ позволяет снизить выделение парниковых газов, которые приводят к глобальным изменениям климата. В бытовом использовании природного газа и популярного, например, в Китае, угля от последнего выделяется токсичный сернистый газ и зола. В результате в воздухе в Пекине количество ядовитых веществ превышено в 50 раз...

А если возьмем производство одинакового количества энергии от сжигания угля и на производстве атомной электростанции, от угля радиоактивность больше, так как он залегает на глубине 1000 метров, где радиоактивность выше. 

Наша страна не только работает по экологичным технологиям, но и задает мировой тренд – мы активные участники всех международных экологических соглашений, Рамочная конвенция ООН об изменении климата нами ратифицирована, я лично был докладчиком при ратификации Киотского протокола и в России, и в Парламентской ассамблее Совета Европы.  

Какие экологические проблемы в среде экспертов сейчас вызывают наибольшую тревогу и так и не были решены за Год экологии? 

Нас очень беспокоит экологическая безопасность на многих предприятиях. Если даже крупная ТЭЦ после технического сбоя выбросит какое-то определенное количество газа или химикатов, никакой катастрофической ситуации, угрожающей жизни людей, животных или растений, не произойдет.

Но если из-за несоблюдения норм безопасности прорвет плотину, сценарий может повторить события на Саяно-Шушенской ГЭС в 2009 году. Из-за безответственного отношения руководства в этой аварии погибли 75 человек, а оборудованию станции был нанесен огромный ущерб. К сожалению, такие примеры не единичны. Остаются проблемы разливов нефти, технических нарушений, а уж что говорить о городских свалках.

Полигонами для захоронения отходов в России больше десяти лет занимались частные компании, которые за эти годы превратили работу полигонов в вакханалию: мусор сваливают в любых удобных для производства местах, люди вынуждены дышать пылью и газами, токсины попадают в воду. В ближайшее время отходами первого и второго класса опасности наконец начнет заниматься государственный оператор...

Зимой 2018 года вступят в силу изменения в 219 Федеральный закон «Об охране окружающей среды», по которому будет запрещено без утилизации выбрасывать определенные виды продукции и упаковки, в том числе пластиковой. Постепенно будет введен и приживется раздельный сбор мусора. 

Что касается свалок, на мой взгляд, здесь мы вполне можем ориентироваться на международный опыт, например, японскую столицу обслуживают 20 мусоросжигательных заводов, и находятся они внутри городской черты Токио. Это дорогое, но очень действенное мероприятие. 

Что мешает внедрению подобной технологии утилизации мусора в России? И почему в европейских странах экология уже давно вышла на более важное место, чем в нашей стране? 

Увы, не только дороговизна мешает внедрению некоторых экологичных технологий, но и особенности менталитета, поэтому мы очень боремся как раз за распространение экологической культуры среди молодого населения, распространение волонтерства. 

Понимаете, чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят. В июне этого года в СМИ попала история юноши из Индии, который организовал уборку одного из самых загрязненных пляжей мира – Мумбаи. К его работе присоединились сотни соотечественников, и за год работы молодежь убрала с побережья Аравийского моря 5,5 млн килограммов мусора...

Если говорить о том, почему за рубежом так много внимания уделяется экономии воды, использованию биоразлагаемых материалов и внедрению экологически чистого транспорта, то это вопрос как экологической культуры, так и технического прогресса.

Нужно задуматься о том, сколько вы потребляете воды, ресурсов, энергии ежедневно. Экология – это дело не одного года и не только определенной группы людей – это разумная привычка, которой должен обладать россиянин любого возраста. 

Беседовала Надежда Сережкина

Надежда Сережкина
comments powered by HyperComments