Архитектура на службе Гитлера и Сталина: как градостроители меняли сознание

10:54 27/12/2017
ФОТО : «Мир 24»

Самой опасной крамолой для советского архитектора было сравнение архитектуры нацисткой Германии и СССР. Высказанная параллель грозила архитекторам лагерями, реже – потерей всех должностей. Почему советская власть так маниакально боялась сравнений с нацистской Германией, как видные советские архитекторы копировали лучшие образцы зодчих Третьего рейха и – самое главное – зачем, узнали корреспонденты программы «Секретные материалы»

Корни тоталитарной архитектуры

«Берлин станет мировой столицей, сравнимой лишь с Древним Египтом, Вавилоном и Римом», – утверждал Гитлер 11 марта 1942 года во время застольного разговора в «Вольфшанце» (личной ставке вблизи Растенбурга). Ничего принципиально нового в этой мысли фюрера не было: утверждение относительно преемственности Берлином архитектуры древних империй реализовывалось на улицах нацистской столицы с середины 1930-х. Нечто похожее происходило и на улицах Москвы того времени.

В 1930-е Берлин вспоминал хорошо забытое старое: новые здания рейха обладали не только утилитарной функцией, но и мифологической. Корни такого проектирования уходили в Древний Египет.

Как и египетские пирамиды, которые были «простыми» гробницами фараонов и – одновременно – культовыми сооружениями, новые здания Берлина также несли в себе несколько функций. Искусствовед и преподаватель международной школы дизайна Татьяна Петрова полагает, что главное пространственное отличие пирамид от других сооружений заключается в их «надуманности» – это геометрическая форма не встречается в природе. При этом «надуманность» выполняла определенную психологическую задачу:

 «Пирамида отражает власть фараона, потому что все, что находится рядом с пирамидой, –говорит искусствовед, – кажется жалким и ничтожным, совершенной несоизмеримым с ее фигурой».

Подобный принцип был положен и в основу нацисткой архитектуры.

«Максимальное принижение человека масштабом»

Рисунок Леонардо да Винчи, названный позже «Витрувианским человеком», был иллюстрацией к книге известного римского архитектора Витрувия. Историки полагают, что иллюстрация к латинским трудам Витрувия демонстрировала идеальные канонические пропорции для проектировки зданий и сооружений. «Все, что строится, должно зависеть от пропорций человека»; чтобы ему было комфортно и удобно.

Следы ориентированности на пропорции человека можно найти и в древнерусской архитектуре – расстояния дорог, отрезки ткани, куски строительных материалов измерялись в ладонях, локтях, саженях и т.д.

По сути, Третий рейх пользовался тем же алгоритмом, однако ставил во главу угла не комфортность человека, а принижение рядового гражданина.

Так, Архитектор Александр Тучков полагает, что средой, которая создавалась в нацистской Германии, можно было эффективно воздействовать на сознание.

«Размер кабинета Гитлера в Рейхсканцелярии был больше 100 квадратных метров, – отмечает архитектор. – Стол – четыре метра. В Рейхсканцелярии применялся прием, призванный погасить посетителя огромными масштабами пространства».

«Человек входит в начало этого 100-метрового пространства. И только в самом конце залы, за огромным, гипертрофированным столом, сидит Гитлер. Это было максимальное принижение человека масштабом», – говорит архитектор Александр Тучков.

Правой рукой Гитлера в архитектурных вопросах был Альберт Шпеер, который еще 1930 году услышал речь будущего фюрера, произведшую на него неизгладимое впечатление.

Тоталитарный ренессанс

Архитектурные приемы, применяемые в нацистской Германии и Советском Союзе 1930-1940-х, были известны еще в Древнем Риме. Широкие площади, массивные дома, триумфальные арки, призванные отразить величие народа, строились по указам императоров.

Однако в 1930-е широкие площади и проспекты новых столиц периодически заполнялись не простым движением людей, а – ритуальным.

«Широкие площади и проспекты были предназначены для движения демонстраций, – говорит Александр Тучков. – Это было пространство, которое должно было насыщаться идеологически – живыми статистами с символами режима: флагами, лозунгами…».

Потом имперский масштаб был воспринят советскими городами, говорит архитектор; однако масштаб, переложенный на советскую землю, по словам Тучкова, имел другую цель, потому что был связан с гражданской обороной – в случае непредвиденных обстоятельств дома не должны были падать друг на друга и оставлять завалы. И именно «поэтому проспекты и улицы делались широкими».

У автора архитектурного бестселлера «Культура два» Владимира Паперного было на этот счет иное мнение – культуролог полагал, что монументальные дома («сталинки»), высокие входные группы (как на ВДНХ и Парке Горького), арки домов, поднимающиеся на несколько этажей, подсознательно строились с другой целью – с точки зрения науки несколько парадоксальной: по ним должны были «перемещаться» мифологизированные и отлитые в памятники лидеры советского государства (Ленин и Сталин).

Нечто подобное проектировалось и в Древнем Египте – там для строительства пирамид выбирались пропорции, равные «шагу священного Ибиса».

Встреча в Париже

В 1937 году достижения советского монументализма встретились с нацистским. Советский Союз отправил на Всемирную выставку в Париже один из своих главных идеологических шедевров – «Рабочего и колхозницу» Веры Мухиной. Немецкие архитекторы планировали показать свое величие павильоном в виде римской цифры III, демонстрирующим посетителям выставки, что Третий рейх безоговорочно наступил.

Интрига появилась, когда авторы узнали, что оба павильона будут находиться рядом.

«Немцы делали все возможное, чтобы получить информацию об общей высоте советского павильона, – рассказывает архитектор Александр Тучков. – Для них было принципиально, чтобы их павильон был выше советского. Так и не получив объективной информации, архитектор Шпеер решил добавить 10 метров к своей башне. Это привело к тому, что башня венчалось орлом, который сидит на свастике. Но орел, из-за прибавки этих 10 метров, стал мелким. Почти воробьем. Однако немцы получили архитектурную доминанту, которая по высоте практически не уступала нашему павильону».

«На верхушке этого торта две огромные скульптуры мужчины и женщины бросают вызов миру, простирая руки с серпом навстречу завоеванию отдаленного, но ощутимого будущего», – писал американский критик о «Рабочем и колхознице».

Вышло так, что павильоны СССР и Германии были поставлены напротив друг друга. Поэтому вызов советская скульптура бросала никому иному, как нацистским архитекторам.

Соперничество двух режимов, закончившееся победой Советского Союза, вновь вынудило архитекторов сделать оммаж режиму. Знаменитые «сталинские высотки» должны были стать своеобразным ответом на идеологию Третьего рейха. Они должны были символизировать победу идей социализма над фашистским проектом. Проектировкой высоток занимались архитекторы разных, иногда противоположных друг другу направлений. Несмотря на это, все «сталинские высотки» были построены в едином стиле.

Конец соперничеству и хрущевское упрощение

Сталинский ампир изжил себя после постановления ЦК 1955 года «Об излишествах в архитектуре». Новые панельные дома, строящиеся на месте бараков, уже не были призваны унижать рядового человека. И вроде бы за основу опять было взято удобство – проектировщик хрущевок Лазарь Чериковер рассчитал параметры новых квартир исходя из пропорций жителей. «110 см достаточно, чтобы вытереться полотенцем; 85 см – чтобы надеть ботинки; 75-80 см – чтобы стоять в туалете с согнутыми руками». Однако такое «человеколюбие» казалось многим более издательским и подавляющим личность, чем архитектура сталинского времени.

В прошлом веке ученые провели эксперимент: они посадили крыс в бетонную коробку, и через некоторое время крысы стали агрессивными, многие из них заболели. Некомфортность чересчур тесной архитектуры, как и чересчур монументальной, подтверждают социологи.

По статистике, в районах типовой застройки наблюдается самый высокий процент самоубийств, несчастных случаев и криминальных происшествий. По данным Нью-Йоркской полиции, наиболее опасными оказались кварталы, застроенные зданиями свыше шести этажей, а число преступлений в небоскребах увеличивается почти пропорционально их высоте. В небоскребах оно выше в 3-4 раза.

Полная версия выпуска программы «Секретные материалы: Архитектура сознания» доступна по ссылке

Новые выпуски передачи смотрите в эфире телеканала «МИР» каждую пятницу в 16:15, а также читайте на сайте информационного портала «МИР 24». 

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments