Что ждет Россию? 1905 года не будет, но вы держитесь

17:22 22/12/2017
Пустой кошелек,кошелек, деньги, бедность, экономия, бюджет,
ФОТО : МТРК «МИР» / Андросова Мария

Французский экономист Тома Пикетти подготовил доклад о неравенстве в мире. Согласно документу, в России ситуация с неравенством выглядит так: 10% самых богатых людей страны получают 46% национального дохода. Именно такое положение дел у нас сложилось в 1905 году. К чему это привело, мы помним по учебникам истории. К чему это может привести Россию сейчас, следует ли нам ждать новой революции, и чем вообще опасно имущественное расслоение граждан, корреспонденту «МИР 24» рассказали экономисты.

Нехорошее совпадение?


Данные о том, что количество денег в руках 10% элиты сегодня такое же, как и в 1905 году, основаны на историческом документе начала 20-го века – Таблице распределения доходов, подготовленной фискальными органами царской России в преддверии возможного введения подоходного налога.

Что изменилось в России за 100 лет

Член-корреспондент РАН, заместитель директора Центра трудовых исследований ВШЭ Ростислав Капелюшников уверен, что подобные сопоставления прошлого и настоящего никакого отношения к настоящей науке не имеют. Связь между высокой разницей в доходах богатых и бедных с общественными потрясениями вроде бы исторически не подтверждается.

Более того, похоже, что революции в основном случаются, когда разница в имуществе между богатыми и бедными сокращается.

«Существует общая закономерность, которая показывает, что уровень неравенства во время войн, эпидемий, землятресений и других катаклизмов – снижается, – говорит Капелюшников, – Почему? Потому что высокое неравенство в значительной степени формируется доходами от капитала. А капитал нестабильность не любит. Его (капитала) доходы во время нестабильности резко снижаются. Именно так случилось в России. Прежде чем произошла революция 1917 года, Российская империя вступила в Первую мировую войну, которая экономическое неравенство сократила. И только после сокращения экономического разрыва произошла революция-1917».

Но даже если сценарий, напрямую связывающий показатель неравенства с революциями и гражданскими войнами, наукой не подтверждается, это еще не повод расслабиться.

Завоевания СССР потеряны


Доклад Пикетти уже далеко не первый раз в цифрах продемонстрировал очевидную вещь: несмотря на рост экономик, в развивающихся странах резко увеличивается имущественное расслоение. То есть страна в целом вроде бы богатеет, но населению от этого не лучше. Самое высокое неравенство наблюдается на Ближнем Востоке – в странах региона 10% населения получают 61% национального дохода. Остальные 90% по-прежнему пребиваются как могут.

В Соединенных Штатах Америки в руках самых богатых сосредоточено 47% дохода. Россия недотягивает до США совсем немного. У нас в руках богачей находится 46% национального состояния.

Если для западной экономики эта ситуация не нова, то для постсоветского экономического пространства она представляет известную неожиданность. Согласно докладу Пикетти, всего 40 лет назад, в конце 1970-х годов (по окончанию «золотой пятилетки») в руках самых богатых советских людей находился лишь 21% от национального дохода.

По словам академика РАН, заведующего кафедрой экономической теории и политики РАНХиГС Абела Аганбегяна, разница в доходах 10% самого богатого населения России и самой бедной группы граждан сегодня «по очень грубым подсчетам» может измеряться 15-кратными величинами. Это значит, что там, где бедняк получает рубль, богач получает 15. В СССР такая разница была примерно 3-кратной: рубль бедняка равнялся трешке богача. Правда, замечает академик, советская разница была вполне условной, а все статистические технологиии имели множество недостатков. 

Впрочем, Пикетти интересует не столько прошлое, сколько настоящее, а именно, конечное неравенство доходов, рассчитанное за 2016 год. Согласно опросу ВЦИОМа «Материальноге положение россиян 2005-2015», доход почти половины россиян (46%) в расчете на одного члена семьи в 2015-ом составлял менее 10 тыс. руб. в месяц. То есть практически равнялся прожиточному минимуму.

Опасно ли финансовое неравенство, или разговор о холодильнике


Чтобы расслоение общества привело к социальным потрясениям, необходимо, чтобы большая часть этого общества понимала простую вещь – расслоение есть, отмечает Ростислав Капелюшников. Однако такое понимание часто отсутствует.

«Значительная часть людей, которая живет в обществах с количественно высоким неравенством, говорит, что [у них неравенство] низкое. И – наоборот: там, где [экономисты] наблюдают неравенство низкое, люди говорят, что оно высокое», – констатирует Капелюшников.

Утверждение о том, что потрясения в стране начнутся, «когда холодильник победит телевизор», членкор РАН также считает неверным.

«В этом аргументе речь идет не о неравенстве, а об абсолютном уровне благосостояния людей. Это два разных показателя, которые не следует путать», – говорит он.

Проректор Финансового университета при Правительстве РФ Алексей Зубец также отмечает, что абсолютная нищета и финансовое неравенство – понятия разные. Второе – показатель скрытый, он не представляет особой опасности.

«У нас же нигде не принято носить на груди табличку с остатком по собственному счету», – замечает экономист.

Даже колоссальный разрыв между элитой и низшей финансовой группой может не вызвать никаких опасных последствий в стране. Главное – чтобы у людей был доступ к знаковым благам: медицине, образованию, продуктам и т.д.

Сценарий отъезда


Как утверждает проректор Финансового университета при правительстве Алексей Зубец: «Неравенство может быть и очень высоким. Но если [самая бедная] группа населения обладает всем набором товаров и услуг, которые ей необходимы, то ситуация будет оставаться нормальной. Сейчас в Америке неравенство высокое [в руках самых богатых – 47% нацдохода – прим. ред.], однако сильного неравенства в доступе к знаковым благам нет. У многих американцев есть автомобили, дома, доступ к медицине, продуктам и т.д. Поэтому из Америки население массово не уезжает».

В противном случае, если доступ к нормальным человеческим условиям жизни становится органиченным, ситуация может начать развиваиться по другому сценарию, когда население уезжает в массовом порядке. 

Отток капитала


Согласно прогнозам Пикетти, если мировая тенденция обогащения богатых сохраниться, то к 2050 году 0,1% элиты будет владеть такой же собственностью, как и весь средний класс мира. Все эксперты, опрошенные «Мир 24», заявили, что подобный расчет крайне гипотетический, а потому не может рассматриваться как реальный прогноз. Но дело даже не в этом разрыве, а в его последствиях.

Если тенденция разрыва между очень богатыми и очень бедными в России сохраниться, страна будет терять капитал весьма высокими темпами, считает академик РАН Абел Аганбегян.

«Богатые люди не покупают отечественные вещи, они отдыхают за рубежом. Они имеют счета за границей и владеют там частью своей недвижимости. Их дети учатся за границей», – перечисляет академик.

Слова академика подтверждает статистика. Так, в 2008 году, когда в руках 10% финансовой элиты (согласно докладу Пикетти) было максимальное количество национального дохода – около 52% – отток капитала из России составил $129,9 млдр (данные ЦБ РФ).  

Что раздвигает пропасть?


По словам проректора Финансового университета, экономическое неравенство определяется двумя вещами: технологией и динамикой финансов.

«Если у нас есть технологии, которые относительно дешево приводят к увеличению производительности труда, то вложение в них приводит к тому, что масса народа может заработать своим трудом, – говорит Алексей Зубец. – Именно это и случилось в 1930-х годах. Когда произошел целый ряд дополнительных преобразований: передача электроэнергии на расстояние, [развитие] авиационного транспорта, [широкое внедрение] двигателей внутреннего сгорания.

Иными словами, тогда появились технологии, которые серьезным образом изменили экономику и создали новые кластеры экономического роста. Вложение в эти новые секторы приносило колоссальную рентабельность. И за счет этого упало неравенство, потому что огромное количество людей смогло заработать, трудясь в новых отраслях».

По словам экономиста, с 1980-х годов в мире наблюдается проблема с инновациями, которые могли бы серьезным образом повысить производительность труда.

«Последней серьезной инновацией было появление интернета, – отмечает Зубец. – После интернета у нас ничего, что могло бы сравниться с двигателем внутреннего сгорания или появлением самолетов, не было. У нас налицо инновационная стагнация. И если у нас нет остро растущих секторов, где можно легко заработать на жизнь, неравенство будет расти».

Впрочем, можно сохранять невысокий уровень неравенства и устойчивость социально-экономической системы даже при отсутствии крупных технологических инноваций. В Европе, например, согласно докладу Пикетти, неравенство заметно ниже, чем в России, - около 38% нацдоходов концентрируется в руках 10% самых богатых (в РФ – 46%). 

Как пишет в журнале «Эксперт» директор по социальным исследованиям Института соцполитики ВШЭ Лилия Овчарова, в плане использования доходов крупного капитала показателен опыт Дании. Ее экономическая система действует «таким образом, что сбережения превращаются в интвестиции»: за счет крупных доходов создаются новые рабочие места, которые качественно лучше ликвидированных старых. Соответственно, новые места стоят дороже, и зарплаты растут. Это, отмечает эксперт, тот случай, когда неравенство одето в "белые одежды" и работает на благо общества.

Однако если сбержения богатых не направлены в инвестиици, не создают рабочие места и не стимулируют развитие производства, неравенство оказывается окрашено в черный цвет и работает против населения.

Так, в России на протяжении 15 лет каждый год исчезает примерно 300 тысяч хороших рабочих мест, пишет профессор Овчарова. Взамен них создается столько же плохих – с более низкой зарплатой. Внутренние сбережения, по данным Овчаровой, примерно равны сбережениям, которые вывезены за рубеж. Таким образом, российское неравенство, в отличие от датского не работает на экономический рост своей страны. 

Алексей Синяков

comments powered by HyperComments