Почему тульский пряник не станет всемирным наследием ЮНЕСКО прямо сейчас

14:14 16/12/2017
Почему тульский пряник не станет всемирным наследием ЮНЕСКО прямо сейчас
ФОТО : МТРК «МИР» / Елизавета Шагалова

Тульский пряник может попасть в список нематериального наследия ЮНЕСКО – об этом сообщила заместитель министра культуры РФ Алла Манилова. В Минкульте полагают, что на фоне всеобщего интереса к гастрономическому туризму это позволит привлечь внимание к русской кухне. «МИР 24» узнал, есть ли шанс у популярного гастрономического бренда России получить международное признание, и что этому препятствует.

Настоящий тульский пряник не имеет ничего общего с тем продуктом, который можно приобрести на его родине, в Туле, говорит председатель Фонда сохранения русской кухни «Русская поварня» Максим Сырников. По его словам, в состав продаваемых в Туле пряников входят маргарин и искусственные ароматизаторы, которых там не должно быть. Без восстановления оригинального рецепта в России невозможно понимание того, какой продукт можно действительно считать тульским пряником. А без этого понимания нет смысла стремиться попасть в список наследия ЮНЕСКО, полагает Сырников.

«Я интересовался этим и общался с господами из ЮНЕСКО, которые составляют такие списки. Оказалось, что это непростой процесс. Предварительно эксперты проводят серьезные проверки. Поэтому наши чиновники начинают не с того конца. Да, они пытаются прославить какие-то русские блюда, но насколько глубоко они вопрос изучили? Надо понимать, что тульский пряник – это только часть русского пряника. Тульский пряник вообще начали делать относительно недавно – в самом конце 19 века. Там использовали патоку, побочный продукт сахарных заводов, которые стояли поблизости. Так ее как бы утилизировали. Но до тульского пряника были вяземские, смоленские, городецкие. Эти истории уже 16 века. Тульский пряник среди всех этих брендов самый молодой. Конечно, я был бы рад, если бы его признали наследием ЮНЕСКО, но я бы хотел, чтобы это был настоящий пряник», – сказал Сырников.

Для того, чтобы некий кулинарный продукт был утвержден ЮНЕСКО как нематериальное наследие, стране нужно доказать, что он является символом и достоянием гастрономической культуры данной страны. И сделать это, как показывает мировой опыт, бывает непросто. Так, к примеру, Неаполь добивался включения пиццы в почетный список в течение семи лет, с 2010 года по декабрь этого года. Жителям города удалось собрать почти два миллиона подписей под петицией в поддержку рассмотрения итальянской заявки. Когда решение наконец было одобрено, министр сельского хозяйства государства Маурицио Мартина поздравил неаполитанцев в своем аккаунте в Twitter лаконичным сообщением. «Победа!» – написал он. Для итальянцев это решение стало особо радостным в виду того, что приняли его в канун 2018 года, который власти объявили годом итальянской еды.

Старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Мария Осетрова напомнила на своей странице в Facebook, что тульский пряник – не первый национальный гастрономический бренд, который намеревается попасть в список нематериального наследия ЮНЕСКО. Так, в 2013 году туда внесли японское блюдо васёку (2013), спустя два года – традиционную корейскую закуску кимчхи, в 2014 году – армянский лаваш. Особо отличились в 2010 году французы, которые решили зафиксировать в списке всемирного наследия свою высокую кухню целиком, а не какое-то отдельное блюдо. Они добились того, чтобы традиции приготовления и приема пищи, а также сопутствующие трапезе обычаи признали самобытным культурным феноменом. В 2008 году действующий на тот момент президент Франции Николя Саркози фактически открыто потребовал, чтобы французскую кухню занесли в список ЮНЕСКО. «У нас лучшая в мире гастрономия!», – заявил он на открытии сельскохозяйственной выставки. Но потом, правда, добавил: «Во всяком случае, по нашему мнению». Осетрова подчеркнула, что русская кухня до сих пор никак не была представлена в этом перечне.

Конвенция  об охране нематериального культурного наследия вступила в силу 20 апреля 2006 года. До ее существования действовал проект «Провозглашение шедевров устного и нематериального наследия человечества», и он также рассматривал гастрономические достижения разных стран. Вероятность того, что та или иная традиция не попадет в этот реестр мирового значения, была всегда. Так, в 2005 году эксперты ЮНЕСКО отклонили заявку из Мексики, которая хотела признания для рецептов своей национальной кухни.

Сейчас в список нематериального наследия ЮНЕСКО входит свыше 350 традиций, обычаев и форм искусства. «Речь идет о практиках, представлениях, способах самовыражения, знаниях и техниках, которые передаются из поколения в поколение и создают ощущение преемственности и принадлежности к определенной культуре, что в свою очередь способствует уважительному отношению к традициям, сохранению культурного разнообразия и росту творчества», – сказано в Конвенции о сохранении культурного и природного наследия. В числе прочих – испанский танец фламенко, китайская методика иглоукалывания, бельгийское пиво. На декабрьском заседании, помимо итальянской пиццы, список пополнили еще одиннадцать культурных традиций. Среди них есть те, которые принадлежат странам СНГ: армянский танец кочари, азербайджанская долма, казахская игра асык и конная игра Кок-бору родом из Кыргызстана. Со стороны России в список нематериального наследия ранее входили только два объекта – якутский героический эпос «Олонхо» и устное творчество староверов Забайкалья.

Почему же не внести в список и тульский пряник? Уж он-то точно свидетельствует о традициях и способах самовыражения русского народа. Однако между пряником и ЮНЕСКО стоит Конвенция об охране нематериального культурного наследия, которую страна-заявитель должна одобрить в обязательном порядке. Как пояснила официальный представитель России в ЮНЕСКО во Франции Виктория Калинина, Россия не подписала этот документ, и поэтому не может выносить на рассмотрение какие-либо предложения, касающиеся нематериального наследия. Действительно, как следует из данных официального сайта ЮНЕСКО, Россия не значится в списке стран, ратифицировавших в 2003 году Конвенцию о нематериальном наследии. Говоря о процедуре утверждения элементов нематериального наследия, Калинина сказала, что этот вопрос рассматривает Независимое жюри ЮНЕСКО, а затем одобряет Генеральный директор организации.

Алла Смирнова, Ольга Андреева

comments powered by HyperComments