Сексуальные домогательства: язык инстинктов доступней, чем язык права

20:38 13/12/2017
Сексуальные домогательства: язык инстинктов доступней, чем язык права
ФОТО : Mir24.tv / Максим Кулачков

12 декабря Фонд «Общественное мнение» опубликовал результаты исследования под названием «Сексуальные домогательства». Исследование имеет подзаголовок «Следует ли судить виновных в сексуальных домогательствах? Часты ли случаи домогательств в России». Результат поразил исследователей. По мнению респондентов, виноваты в домогательствах и насильник и жертва.

В ФОМе отнеслись к этой болезненной теме мягко и как бы со стороны. Повод задуматься о сексуальном насилии дали даже не сами россияне, а «извращенные западные нравы». Первый же вопрос к респондентам переводит стрелки на Голливудские страсти и звучит так: «В последнее время российские СМИ рассказывали о серии скандалов и разоблачений, связанных с сексуальными домогательствами известных деятелей шоу-бизнеса – в основном представителей Голливуда. Вы слышали об этих скандалах и разоблачениях или слышите сейчас впервые?» Впрочем, как считает главный аналитик ФОМ Григорий Кертман, все это имеет прямое отношение к российской действительности.

«Я был одним из инициаторов этого исследования, – говорит Кертман, – Меня несоклько удивила тональность того развязного подмигивания, которое наблюдалось со стороны многих каналов, освещавших эту тему. Прежде всего речь шла о недоверии к жертвам и их претензиям. Телевидение предлагало такую трактовку: они там, на Западе, устроили охоту на знаменитых стариков, что свидетельствует о моральной деградации их общества. Но, позвольте, эта интонация противоречит базовой логике защиты семейных ценностей, которую эти же самые люди на тех же самых каналах как будто пропагандируют! Если традиционные ценности, верность, преданность – это наше все, то сексуальные домогательства – это грех, который, очевидно, заслуживает крайнего осуждения. А между тем разговоры об этих домогательствах были проникнуты иронической враждебностью именно к жертвам, при заметном сочувствии к обвиняемым. Это противоречие меня заинтересовало. Интересно было посмотреть, как воспринимается эта тема в России и на чьей стороне симпатии. И мы увидели очень противоречивую картину».


Русский секрет полишинеля


В целом россияне отнеслись к этой теме без особого энтузиазма. Только 51% населения слышали об ужасах сексуальных насилий на западе. Самое большое любопытство проявили граждане в возрасте от 46 до 60 лет. В этой возрастной группе сексуальным насилием в Голливуде интересуются 59%. Впрочем, 15% – то есть почти треть из тех, кто слышал про скандалы в американском шоу-бизнесе, считают, что это просто способ поднять шум в прессе и никакой реальной подоплеки под секс-обвинениями нет.

Ровно половина россиян считает, что для западного шоубиза такие секс-скандалы – обычная практика. Однако, 56% опрошенных считает, что подобные скандалы возможны и у нас, хотя 18% в этом сомневается. Причина сомнений, как утверждают 5% респондентов, кроется в нашей ментальности, которая заставляет скрывать и стыдиться таких фактов.

Примерно пятая часть россиян (22%) считает, что тема домогательств явно перегрета и не заслуживает такого внимания. Меньше половины россиян (43%) в возрастной группе от 18 до 30 лет, (то есть те, кому эти домогательства реально угрожают), полагают, что тема все же заслуживает серьезного обсуждения.

Главным секретом полишинеля, обнаруженным в ходе исследования, стал факт почти полного отсутствия сострадания к жертве сексуального насилия. 50% мужчин и 46% женщин заявили, что вина за сексуальное насилие лежит в равной степени и на жертве и на насильнике. Только 33% населения считает, что виноват насильник. Этой удивительной жестокостью к жертве наше обществе радикально отличается от западного.

«Отношение к жертве домогательств у нас скверное, – говорит Кертман, – Причем оно совершенно одинаково и у женщин и у мужчин. И в Москве, и в селах. Ни образование, ни его отсутствие никак не влияет на этот показатель. Примерно каждый второй возлагает часть ответсвенности на жертву. Это устойчиво воспроизводимые данные абсолютно для всех групп населения. Склонность обвинять и жертву и насильника – мне это даже трудно комментировать. Почему у нас так сложилось? – так сразу не ответишь. При этом я совершенно не думаю, что это новое явление. Напротив, это хорошо известно всем. Если даже жертвы изнасилования – а не просто домогательств – стыдятся этого и скрывают это годами, они же интуитивно понимают, что общественное мнение не будет на их стороне. Наш опрос только подтверждает это».

Если жертвы насилия и сами насильники виновны в глазах общества в равной степени, то странным выглядит желание 81% респондентов привлекать виновных к суду. Кого же все-таки надо судить – жертву, насильника или обоих?

«Понимаете, – объясняет Кертман, – по части жажды наказаний общество у нас суровое. Репрессивность свойственна нашему сознанию. У нас ощутимое большинство за смертную казнь, например. Но в этом исследовании налицо удивительное противоречие между установкой на преследование обвиняемых и позицией «виноваты оба». И это противоречие, конечно же, респондентами никак не ощущается. Впрочем, мы не спросили, надо ли привлекать к суду жертв. А если бы спросили? Я не знаю, какой результат бы мы тогда получили».


Самая естественная вещь в природе


Тема сексуальных домогательств в шоу-бизнесе Голливуда в исследовании ФОМа стала запоздалым ответом на стихийное соцсетевое исследование прошлого года, получившее печальную известность под хештегом #янебоюсьсказать#. Тогда в течение пары месяцев лета 2016 года тысячи взрослых и состоявшихся женщин решились рассказать в ФБ свои личные истории насилия, которые они скрывали много лет. Реакция со стороны мужчин ошарашила всех участников флешмоба. «Сексуальное насилие – самая естественная вещь в природе, вообще-то»; «Мы, кажется, стали забывать, что большинство изнасилований происходит по вине жертвы… Вместо того, чтобы радоваться своей сексуальной привлекательности, вы начинаете ныть. Такова сущность бабы, увы», – примерно так реагировало большинство мужчин, читателей женских признаний.

По мнению Кертмана, женщинам, принявшим участие во флешмобе, еще повезло. Их истории не получили большого общественного резонанса. Если бы это все же произошло, итоги флешмоба обернулись бы не в пользу жертв. Общественное мнение о жертвах неизбежно ухудшилось бы.

«Я не до конца понимаю, чем объясняется такой феномен, – признается Кертман, – Но думаю, что это напрямую относится к вопросу о правах человека. Что я имею в виду? Если любой жест потенциальной жертвы, который истолковывается (справедливо или нет – неважно) как провокационный, оправдывает насильника в глазах большинства, это означает, что переход к насилию для этого большинства – момент не слишком существенный. Потенциальная жертва в такой ситуации как бы лишается всех своих прав. У меня есть смутное ощущение, что если любой знак, который может быть расценен как приглашение к насилию, является спусковым крючком для этого самого насилия, это является откровенным нарушение прав человека».

Если в России это действительно так, это означает, что наше общество отлично понимает язык инстинктов, но совершенно не способно говорить языком права.

Ольга Андреева

comments powered by HyperComments