Юрий Лоза: В России нельзя заработать на музыке

15:03 07/12/2017
Юрий Лоза: В России нельзя заработать на музыке
ФОТО : Mir24.tv / Алан Кациев

Правда ли, что Боб Дилан предложил Юрию Лозе поделиться Нобелевской премией? И когда певец попробует себя в роли дедушки? На эти и другие вопросы певец и композитор Юрий Лоза ответил ведущему программы «Достучаться до звезды» Илье Легостаеву. 

- Юрий, ваш дом – это семейное гнездо?

Юрий Лоза: Семейное гнездо – понятие относительное. Все мои друзья, которые строили большие семейные гнезда, потом жаловались, что у них что-то не получилось. Люди не могут находиться вместе долго время. Мало того, когда дети вырастают, женятся или выходят замуж, выясняется, что на одной кухне две хозяйки не уживаются. Это стандартная ситуация. Поэтому все эти большие гнезда потом распадаются на много маленьких. А здесь мы периодически встречаемся, но постоянно не живем. Мы живем в Москве, потому что мне там удобнее. А моему сыну лучше здесь.

- И это удивительно. Олег, вы – человек молодой. И, казалось бы, вам должно быть интереснее в центре города, где есть, чем заняться.

Олег Лоза: Центр города, постоянные пробки – все это тоже надоедает. Хочется куда-нибудь уехать, побыть в тишине, на природе, подальше от людей.

- Олег, некоторое время вы прожили за границей. У вас были контракты с оперными театрами. И многие бы на вашем месте хотели как можно больше времени провести в Европе. Вы переехали. Легко ли вы от себя отпустили все эти заграничные перспективы?

Олег Лоза: Я не отпускаю заграничные перспективы. Взаимодействие все равно идет. Но в один момент мы оказываемся там, где должны быть. На тот период я должен был быть за границей, сейчас я нахожусь в Москве. А что будет через год, через два, я не знаю. Я не прикипаю к одному месту. Я понимаю, что все мы странники. И куда нас приведет судьба, там мы и будем служить.

- Сама ситуация, когда сын строит музыкальную карьеру, для отца, который занимается этим десятилетиями, наверное, шоковая. Любой любящий родитель-музыкант никогда ребенка в это дело не впустит.

Юрий Лоза: Мы решили, что будем только следить за ним и дадим ему возможность выбирать, чтобы он потом не жаловался. Я сказал: «Бери, и все делай сам». И он выбрал оперу.

- Олег, а вы сразу выбрали оперу?

Олег Лоза: Мне всегда нравилось петь, нравилось заниматься музыкой. А уже потом, когда я попал к своим педагогам, я выбрал академический вокал. Помню, когда я пел партию Марселя в своем первом спектакле «Богема», отец подошел ко мне и спросил, не мог бы я петь тенором. На что я ему ответил, что уже родился баритоном. А он мне сказал: «Жаль, тогда будешь на подпевке у тенора».

- Олег, я знаю, что у вас была свадьба. Как давно это случилось?

Олег Лоза: В апреле 2017 года. Моя супруга – англичанка и тоже, как и я, оперная певица.

- Как вы с ней познакомились?

Олег Лоза: Мы познакомились с ней в Цюрихе. Сейчас мы путешествуем, и у нас нет единого место проживания. Мы все время перемещаемся. И это неотъемлемая часть работы академического певца. Такого рода «фриланс» подразумевает миграцию. Поэтому сейчас мы находимся здесь, а когда у нее спектакли, я переезжаю к ней.

- Юрий, когда Олег позвонил и сказал, что собирается жениться, и его будущая супруга – англичанка, какая у вас была реакция?

Юрий Лоза: Я сразу задал два вопроса: «Хорошо ли ты все обдумал? И насколько ты уверен в своем решении?» Женитьба все-таки – это очень ответственный шаг, а тем более, женитьба на иностранке. Ну, и, конечно, ей будет сложно адаптироваться в России, как и любому человеку, который приезжает в чужую страну. Даже если бы я сейчас оказался в чужой стране, мне было бы очень сложно, пока я не нашел бы там со всеми общий язык.

- У британцев есть две святые уверенности. Первая – что все говорят по-английски. Вторая – что все понимают их шутки. Как у вас, Олег, складываются отношения с британским юмором?

Олег Лоза: Я понимаю британский юмор, но англичане не очень понимают русский юмор. Каждый раз, когда я пытался пошутить, они только из вежливости улыбались, но было видно, что они не понимают, что я имею в виду. У них не очень развит юмор абсурда, когда мы, например, цепляемся за слова и начинаем просто шутить из ничего.

Юрий Лоза: Когда я писал книгу и готовил раздел «песенный юмор», я перелопатил все сайты с анекдотами на эту тему. После этого я приехал за границу и поймал себя на мысли, что из всех анекдотов, которые я знаю, я могу перевести максимум 3-5 так, чтобы их поняли иностранцы. Над анекдотами, от которых мы падаем со стульев, они думают полчаса.

- Олег, ваш отец всегда жил с репутацией, по крайней мере, в мире медиа, человека с непростым характером. У вас он тоже непростой? Или вообще все эти разговоры о непростом характере всего лишь выдумка журналистов и с обычной жизнью это не имеет ничего общего?

Олег Лоза: Надо понимать, что именно считать непростым характером. Когда два или больше человека живут вместе, каждому из них характер другого кажется непростым. Когда мы поверхностно друг друга знаем, мы можем казаться хорошими и приятными, а живя в одном доме, мы всегда найдем какие-то неудобности в другом человеке. Поэтому сказать, что у моего отца тяжелый характер, я не могу.

Юрий Лоза: Даже когда двое влюбленных начинают жить вместе, про них говорят – любовная лодка разбилась о быт. Бытовые проблемы будут всегда, что бы вы ни делали. Если ребенку еще можно дать подзатыльник и сказать: «Положи на место», то взрослого я уже не могу шлепнуть.

- Олег, у Юрия есть перспективы стать дедом?

Олег Лоза: Всему свое время. Когда оно придет – станет дедом.

Юрий Лоза: Я особо не боюсь стать дедом, я в этом плане спокоен. Просто я знаю, что к этому надо быть готовым.

- Юрий, ваша супруга – тоже творческий человек. Она пишет стихи. Она по-прежнему в этой сфере себя реализует?

Юрий Лоза: Да, она профессиональный поэт. Сейчас моя супруга готовит новый сборник. Но вы знаете, я не очень себе представляю, как сегодня его можно реализовать. Технически его можно будет только подарить, потому что представить себе, что кто-то на книжном развале уберет детективы Донцовой и положит сборник стихов, очень сложно. Продается то, что легко покупают.

- Юрий, правда ли, что вы очень хотели сделать из жены певицу, но у вас ничего не вышло?

Юрий Лоза: Она искала себя и хотела попробовать все сразу. Мы попробовали и поняли, что нашего бюджета на такое хобби не хватит, потому что за каждым поющим на экране человеком стоят немалые деньги. У меня у самого высшее экономическое образование, и я ей в свое время объяснял, как устроен бизнес там и здесь.

Нам не раз приходилось общаться с иностранными артистами. И когда я кого-то спрашивал: «Что ты производишь?», он доставал из кармана компакт-диск и говорил: «Я произвожу вот это и на это живу». Получается так, что производство компакта стоит 1-2 доллара, а продать его при раскрутке можно за 15-20 долларов. И вот этих средств может хватить для того, чтобы нормально себя чувствовать. У нас же производство компакта стоит столько же, а продать его можно на Горбушке за 2 доллара. При этом, он выходит в жутком качестве. И, получается, вкладывать в артиста и зарабатывать на музыке в России не имеет никакого смысла.

- Недавно в вашей жизни начался новый интересный этап, когда вы рассказали про ваш взгляд на группу Rolling Stones и Led Zeppelin. Было ли у вас хоть какое-то предчувствие того, во что все это выльется?

Юрий Лоза: Что самое удивительное – я просто цитировал. Когда-то Майкл Джексон сказал о Мике Джаггере: «Я не знаю, как этот парень стал звездой, потому что он не попал ни в одну ноту». И я с ним согласен. Когда Кита Ричардса в 25-й раз спросили про гитару, он придумал универсальный ответ: «Она расстроена настолько, насколько это нужно». Я-то все это знаю, и спокойно отвечаю на эти вопросы. А они нет. Журналистам просто нужен скандал. Сейчас все заряжены на скандал. И каким угодно образом хотят его создать. Есть даже такой журналистский прием, когда часть информации преподносится как единое целое.

И когда я сказал, что Кит Ричардс всегда играл на гитаре плохо, а Ричард Блэкмор всегда играл хорошо, то фраза про Блэкмора исчезла, и осталась только цитата про Ричардса. А люди потом начали говорить: «Ты вообще с кем себя сравниваешь?» На что я ответил, что изначально сравнивал двух гитаристов. Я сам 45 лет играю на гитаре, и считаю, что имею право разбираться в том, кто играет хуже, а кто лучше. Меня все спрашивают: «Почему такой скандал с журналистами? Почему ты с ними воюешь?» Да потому что это непорядочно, потому что они не проверяют информацию, лепят что попало и куда попало. Ради скандала готовы взять и испортить человеку жизнь.

- С другой стороны, все это можно прекратить. Просто перестать с ними общаться. И тогда ваша персона не будет обрастать массой скандальных подробностей.

Юрий Лоза: Мне звонят журналисты из приличных изданий, я же не знаю, что они потом могут устроить такую подлянку.

- Правда ли, что вы в свое время были довольно успешным музыкальным фарцовщиком и продавали музыкальные инструменты?

Юрий Лоза: Когда я приехал в Москву, у меня не было никаких перспектив влиться в этот город. Очень тяжело было здесь каким-то образом зацепиться. Кроме того, нужно было решать проблемы, связанные с деньгами, а зарплаты в то время были мизерные. Мы получали 14-15 рублей с концерта в филармонии. Поэтому мне приходилось заниматься фарцовкой. Фарцовщиками были все. Я не знаю ни одного человека моего поколения, который бы не продал, например, луноходы или ватник какой-нибудь.

Когда я приехал в Москву, я понял, что здесь есть определенное преимущество. В Россию через Москву идет поток музыкальной техники. Я даже Макаревичу однажды продал гитару. Мало того, я придумал одну интересную фишку. Однажды, когда мне пришел заказ на пару динамиков из Махачкалы, я купил динамики и отправил посылку с проводником. Потом позвонил человеку и сказал, что вместе с посылкой отправляю 50 рублей, которые я сбил во время торговли. Он понял, что нарвался на кристально честного человека, и после этого весь поток развернулся в мою сторону. Я проделал этот трюк несколько раз и очень быстро собрал клиентуру.

- У вас достаточно большой репертуар, но песня «Плот» стала вашей визитной карточкой. Для вас, как для автора, это приятно или не очень? Может быть, у вас были совершенно другие ставки?

Юрий Лоза: Да, у меня были другие ставки. Я не ставил на эту песню, как на лидирующую. Тем не менее, она до сих пор продолжает жить. Я не могу это объяснить. Но я рад, что эта песня живет. Мало того, это единственная песня, которую поют иностранцы. Одна калифорнийская группа спела ее на английском языке. И американцам она очень нравится. Кого еще поют? Никого. Они вообще не смотрят в нашу сторону и знать не знают, что у нас тут происходит. И, тем не менее, они взяли песню российского автора и начали ее исполнять. 

- Ходит слух, что после того, как вы дали довольно нелестный комментарий в сторону Нобелевского комитета, когда он присудил литературную премию Бобу Дилану, то сам Боб Дилан написал вам и даже предложил поделиться своей Нобелевской премией. Так ли это?

Юрий Лоза: Конечно же, это просто слух. Боб Дилан не знает о моем существовании. Но я аргументировал в свое время свою позицию и объяснил, почему считаю неправильным награждать Боба Дилана Нобелевской премией по литературе. Неужели больше не осталось никого из писателей? Это же просто смешно. Кроме того, меня очень рассмешила формулировка: «За вклад в великую американскую песенную культуру». Я знаю итальянскую великую песенную культуру, ну, а то, что американская песенная культура – великая, я не знал.

Смотрите передачу «Достучаться до звезды» на телеканале «МИР» по воскресеньям в 9:30.

comments powered by HyperComments