Как «Ласковый май» влюбил в себя всю советскую молодежь

14:24 27/11/2017
Как «Ласковый май» влюбил в себя всю советскую молодежь
ФОТО : ТАСС / Шогин Александр

Их лирические песни, исполняемые под аккомпанемент дешевых синтезаторов, в конце 80-х и начале 90-х знал весь Советский Союз. О главном и бессмертном шлягере группы «Белые розы» сегодня принято говорить как о символе эпохи. Легендарная поп-группа «Ласковый май» собирала огромные стадионы и продавала свои кассеты немыслимыми тиражами. «МИР 24» вспомнил некоторые факты из истории звездной славы группы.

О поэте и композиторе из города Оренбурга Сергее Кузнецове никто не знал до появления группы. Вернувшись из армии, он стал вести занятия в музыкальном кружке в школе-интернате, там же решил создать детскую музыкальную группу. Ее солистом стал воспитанник детского дома под Оренбургом, 13-летний Юра Шатунов, который остался сиротой в четыре года. Позже многие деятели российской поп-эстрады сходились во мнении, что трагичные судьбы участников группы – одна из причин их всесоюзной славы.

Весной 1987 года Кузнецов решает взять в группу второго солиста – 15-летнего Константина Пахомова. Так и появилась группа «Ласковый май». Спустя некоторое время состав пополнили клавишник Александр Прико, барабанщик и ритм-машинист Игорь Игошин и солист, детдомовский друг Шатунова Сергей Серков. Окончательно первый состав группы сформировался весной 1988 года.

Вскоре в звукозаписях появились «Белые розы» – первый магнитоальбом. Его записывали на бытовых магнитофонах «Эльфа» и «Комета». Кузнецов рискнул предложить кассету в одну из оренбургских музыкальных палаток и получил за нее шестьдесят рублей. Трудно поверить, что уже спустя два месяца о поющих подростках из детдома знал весь Советский Союз.

Сначала запись, как несложно догадаться, стала популярна в Оренбурге. В редакции местных газет и на телевидение люди обращались с просьбой рассказать о никому не известной, но уже полюбившейся группе. В интернат приезжали снимать репортаж о Юре Шатунове, что шокировало администрацию учреждения. В образ романтического мальчика в джинсовке, надетой на голое тело, влюбляются тысячи девочек-подростков, а сам Юра в этот момент пытается защититься от травли в детском доме и не совсем понимает, что делать с внезапно свалившейся славой.

Летом того же 88-го года альбом попал в руки Андрея Разина. Голос Юры Шатунова он услышал совершенно случайно во время поездки в поезде. Попутчик включил ему кассету и сказал, что на концерте этого исполнителя он накануне побывал в Оренбурге. Наивно-жалостливая манера исполнения понравилась Разину, и на первой же станции он вышел из поезда и поехал в противоположном направлении.

Так получилось, что Разину не удалось застать Шатунова в Оренбурге – тот уже не в первый раз сбежал из детского дома. Поэтому в Москву поехали только композитор и автор песен Сергей Кузнецов и солист Константин Пахомов. Шатунова привезли в Москву в сентябре, и во Всесоюзном объединении-студии популярной музыки «Рекорд» начал работу «Ласковый май». Разин понимал, что популярность группы не может быть вечной, поэтому и решил раскрутить ее в кратчайшие сроки в Москве.

За год молодые артисты давали не меньше двух с половиной тысяч концертов, то есть по восемь каждый день. Праздники и выходные им заменило бесконечное гастрольное перемещение – самолеты, поезда и автобусы. С приходом популярности ребята практически перестали появляться в интернате, хотя учебу не забросили – на гастроли с ними ездили личные преподаватели.

Интересно, что никто из участников группы не имел серьезного музыкального образования. Это и подкупало советскую молодежь – им наскучило стоять по стойке «смирно», носить пионерские галстуки и комсомольские значки. Мелодии в три аккорда и простые рифмы стали для подростков глотком свежего воздуха, а для «Ласкового мая» – признаком их самобытности.

Первый концерт принес Юре Шатунову невероятные для него по тем временам деньги – 100 рублей. В своих интервью он неоднократно рассказывал, что раздал этот гонорар «пацанам из интерната». Однако первым советским миллионером считал себя не Шатунов, а Андрей Разин. По его воспоминаниям, в 1987 году он впервые сдал в финансовое управление Москвы декларацию о доходах.

В январе 1989 года зрители Центрального Телевидения впервые увидели клип на суперхит Сергея Кузнецова «Белые розы». На этот момент, пожалуй, и пришелся пик популярности группы – их хиты звучали в каждом советском дворе, из машин и на школьных дискотеках. Крупнейшие стадионы столицы – «Олимпийский» и «Лужники» – битком забиты поклонниками «Ласкового мая».

Вскоре в коллективе произошел раскол: поссорились Разин и Кузнецов. Известно, что до сих пор между ними сохраняются непростые отношения, которые дошли до судебных разбирательств. В начале 1989 года композитор покинул группу. За ним ушли двое музыкантов – Игорь Игошин и Саша Прико. В это же время Разин, оставаясь продюсером группы, начал самостоятельно исполнять песни. В дальнейшем состав группы неоднократно менялся, но популярности это у нее не отнимало. 

Когда спрос на подростков-детдомовцев превысил предложение, Разин понял, что музыкантам нужны двойники, которые будут исполнять популярные хиты. Он объявил о наборе поющих детей в «Студию «Ласковый май», проводил кастинги в интернатах. Это дало возможность официально создавать дублирующие эстрадную группу коллективы и выступать под фонограмму Шатунова, не нарушая закон. Чтобы избежать проблем с властями, он представлялся чиновникам племянником Михаила Горбачева и представлял в качестве доказательства детскую фотографию с ним. Все безоговорочно верили в родственную связь и сводили к минимуму бюрократические проблемы коллектива.

Смотрите фильм «Ласковый май» 25 февраля в 19:45 и 26 февраля в 22:25 на телеканале МИР. 

Алла Смирнова

comments powered by HyperComments