Закат Меркель. Что стоит за политическим кризисом в ФРГ

15:46 21/11/2017
Меркель подтвердила решение ЕС соблюдать условия ядерной сделки с Ираном

В Германии сформировался полноценный политический кризис, сильнейший в послевоенной истории. Все началось с выборов 24 сентября, на которых правая «Альтернатива для Германии» набрала рекордные для себя 12,6% голосов и стала третьей силой в парламенте, при этом альянс Христианско-демократического союза (ХДС) и Христианско-социального союза (ХСС) Ангелы Меркель получил всего 33% – худший результат за время ее лидерства.

А спустя два месяца стало понятно, что коалиция большинства не состоится. «МИР 24» разбирался, как возникла и чем может завершиться неопределенность в центральной для Евросоюза стране.

Что случилось


Вскоре после подведения итогов парламентских выборов и категорического отказа Социал-демократической партии Германии (СДПГ) от сотрудничества немецкие политологи, да и сама Ангела Меркель заговорили о «Ямайке». Так стали называть возможную коалицию с участием ХДС/ХСС, «зеленых» (8,9%) и Свободной демократической партии (СвДП, 10,9%). Цвета этих партий – черный, желтый и зеленый – повторяли флаг островного государства.

Фото: Надежда Сережкина, «Мир 24»

Заявленный срок создания коалиции истекал в пятницу, 17 ноября, но переговоры продолжились в выходные. Лидер СвДП 38-летний Кристиан Линднер даже заявил, что несколько часов задержки не должны решать судьбу страны. Но в ночь на понедельник, 20 ноября, он же сообщил о выходе из переговоров, подчеркнув, что «лучше не управлять, чем управлять неправильно». По словам Линднера, партии так и не смогли найти основы для доверия или хотя бы общую идею, так что итогом недель обсуждения стала бумага с «бесчисленными противоречиями и открытыми целями».

«Мы требовали смены политического курса, но при текущем раскладе это оказалось невозможно», – объяснил Линднер выход из переговоров.

На это «зеленые» ответили тем, что обвинили лидера СвДП в популизме, неспособности к компромиссам и безответственности. Громкие слова, по всей видимости, ставят крест на возможности возобновления переговоров. А судя по дальнейшим заявлениям, договориться потенциальным партнерам действительно не удалось ни о чем. У них по-прежнему разные взгляды на проблему беженцев, реформы Евросоюза и еврозоны. При этом Линднер, молодой лидер, с которым партия вернулась в Бундестаг, отказываться от убеждений, скорее всего, не станет.

Стоит отметить, что «зеленые» тоже не слишком лояльный союзник для ХСС/ХДС. Так, они настаивают на отмене любых ограничений по приему беженцев, в то время как ХСС хочет ввести лимит в 200 тыс. человек в год и запретить политику воссоединения семей, согласно которой находящиеся на территории ФРГ беженцы могут привезти родственников. Нет согласия между потенциальными союзниками и по вопросу установления четких сроков, к которым Германия должна полностью отказаться от использования двигателей внутреннего сгорания и угольных электростанций.

Текущее состояние


Ситуация Германии сложилась беспрецедентная. Никогда еще партнер по переговорам не выходил из них со скандалом. Задержки в формировании коалиции большинства иногда случались – например, в 2013 году, это произошло лишь 28 ноября, но всякий раз сторонам в итоге удавалось договориться и приступить к работе. Более того, сейчас дело не дошло даже до разговора о разделении портфелей в будущем кабинете.

«Мы находимся сейчас в ситуации, которой в истории Германии не было почти 70 лет. Это ставит политические партии перед еще большими вызовами», – подчеркнул президент страны Франк-Вальтер Штайнмайер.

Вариантов дальнейшего развития событий только три. Это создание нестабильного правительства меньшинства, возобновление переговоров с СДПГ и перевыборы. Первый вариант представляется маловероятным, хотя бы потому, что таковым его видит Меркель. По словам канцлера, она по-прежнему открыта для переговоров с социал-демократами, но те не демонстрируют никакой готовности взять на себя ответственность по выводу страны из кризиса.

«После сегодняшних заявлений создается впечатление, что социал-демократы по-прежнему не готовы взять на себя ответственность, но этот вопрос социал-демократы должны решить сами для себя. Но я к переговорам, конечно, готова», – подчеркнула она в понедельник, добавив, что если СДПГ не передумает, то она поддержит новые выборы.

Как выяснили журналисты, в понедельник руководство СДПГ на закрытом заседании единогласно подтвердило отказ от коалиционного сотрудничества с ХДС/ХСС. Лидер партии Мартин Шульц заявил, что досрочных выборов не боится.

Фото: Foto-AG Gymnasium Melle, Википедия

Перевыборы и проблемы


На самом деле, идея перевыборов давно обсуждается в немецком обществе. Спустя пару недель после голосования опрос показал, что результатами выборов 24 сентября недовольна почти четверть населения. Чаще всего возмущение высказывали сторонники «Альтернативы для Германии», хотя, казалось бы, они должны были быть довольны беспрецедентно высоким результатом. Тем не мене почти две трети (62%) правых выступили за новое голосование, а вот среди консервативных сторонников Ангелы Меркель таковых оказалось всего 8%.

К настоящему моменту перевыборы поддерживают уже 45% опрошенных, еще 27% хотели бы создания большой коалиции без них, а 49% видят Меркель на посту канцлера. Опрос института Forsa показал, что если бы голосование проводили сейчас, то альянс ХДС/ХСС ухудшил бы результаты на 2 п.п. (31%), СДПГ и СвДП остались бы почти при своих, «зеленые» прибавили бы 3 п.п. (12%), а «Альтернатива для Германии» потеряла бы 0,6 п.п. (12%).

Легко видеть, что при таком исходе голосования ситуация останется патовой. Блоку Меркель для коалиции будут необходимы либо социал-демократы, либо СвДП. Возможность сотрудничества с АдГ или левыми не рассматривается.

При этом ситуация для канцлерин в перспективе может только ухудшиться. Ее предвыборная кампания была основана на стабильности и неизменности курса. Политологи отмечали, что это говорит о слабости позиций Меркель, которой больше нечего  предложить немцам. Разрешение перед выборами однополых браков, которое канцлер одновременно и поддержала, и не поддержала, особенно на ее избирателя не повлияло и голосов альянсу не принесло.

Теперь же бесконечные перевыборы ставят под угрозу и стабильность. Во-первых, правительство меньшинства, если оно все-таки состоится, это точно не та стабильность, которой хочет консервативный избиратель.

Во-вторых, если Меркель обязуется пойти на существенные уступки, от нее отвернется собственный избиратель, если же она откажется сделать это, коалиции ей не видать. Дело в том, что немецкие партии хорошо выучили – кто вступает в коалицию с ХДС/ХСС, тот полностью теряет доверие избирателя. Так, СвДП после коалиции в 2013 году вообще не попала в Бундестаг, набрав 4,8%, а СДПГ на этих выборах после коалиции потеряла 5,2%. Более того, нынешний результат СДПГ – худший за всю послевоенную историю партии. Фактически, сотрудничество с Меркель стало для ее соперников токсичным. Находясь в оппозиции к ней, они привлекают избирателей, а сотрудничая – становятся неотличимы от нее и теряют сторонников.

По закону, перевыборы должны быть назначены, если через три месяца после голосования (к 24 декабря) правительство сформировать не удастся. Инициировать их может и президент страны, если решит, что компромисс уже невозможен. Кроме того, сама Меркель может вынести на голосование парламента вопрос о доверии своему правительству. Отказ поддержать действующий кабинет министров означает досрочные выборы. Впрочем, местные СМИ считают, что последний вариант маловероятен.

Еще одним радикальным вариантом стала бы отставка Ангелы Меркель, к чему ее уже призвали в АдГ. Но сама канцлер вряд ли к ним прислушается и уже заявила, что хочет руководить Германией в четвертый раз подряд.

Европейский кризис

Нынешний кризис в Германии имеет все признаки системного в контексте всего Евросоюза, а не внутриполитического. Весной этого года президентом Франции на фоне проблем главных политических сил впервые стал внесистемный политик Эммануэль Макрон, собравший свое политическое движение специально под выборы. Тогда эксперты объяснили результат выборов усталостью французов от традиционных политических сил и неверием в них.

Фото: Benoît Granier, Gouvernement.fr

Ситуация в Германии во многом схожа с французской, хотя популярность АдГ – «Национального фронта» по-немецки – и меньше, чем у Марин Ле Пен, но ее идеи теперь приходится принимать на вооружение и респектабельным партиям. А это все больше и больше затрудняет взаимодействие с традиционными партнерами.

Проблемы во внутренней политике испытывает и пытающаяся покинуть Евросоюз Великобритания. Кресло премьера шатается под Терезой Мэй после провальных для консерваторов досрочных парламентских выборов в июне 2017 года. К этому прибавляется и отсутствие консенсуса по условиям брексита между Лондоном и Брюсселем, что уже вынудило руководство ЕС создать комиссию по «хаотичному выходу» для анализа последствий возможной катастрофы.

Недавние выборов в Австрии также стали триумфальными для крайне правых. Дело не только в том, что Партия свободы прибавила 6 п.п. и стала второй политической силой в стране, но и в том, что будущий канцлер Себастьян Курц стал популярен в первую очередь из-за своей жесткой позиции по мигрантам и теперь готовит с правыми коалицию.

Таким образом, единственным, кому в Европе за этот год удалось отбить атаки правых партий, стал премьер Нидерландов Марк Рютте. Однако, как подчеркивают наблюдатели, ему удалось добиться таких результатов не за счет продвижения собственной повестки, а за счет перехвата ее у Партии свободы. Кризис в дипотношениях с Турцией сыграл на руку действующей власти, поскольку ее позиция пришлась по душе правому избирателю.

Максим Коннов

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram.

comments powered by HyperComments