Без лица: как в Европе ищут родственников советских солдат

11:16 22/06/2017
Без лица: как в Европе ищут родственников советских солдат

За годы кровопролитных сражений Второй мировой войны погибло более 20 миллионов граждан Советского Союза, многие из выживших были недееспособны, а среди без вести пропавших числились более пяти миллионов человек.

До сих пор родственники погибших стараются найти места захоронения или хотя бы какие-то ниточки, которые связывают их со своими предками. Ищут по всему миру, и, к счастью, случается, казалось бы, невозможное - находят.

 

 

Чаще всего родственникам помогают специальные организации, созданные общественными деятелями и волонтерами по всему миру. В одной из них побывала корреспондент «МИР 24» и узнала у ее основателя, каково это в течение многих лет сопоставлять почти безымянные могилы с архивными данными на чужом языке.

Голландский журналист Ремко Рейдинг вот уже 20 лет занимается тем, что помогает жителям России и СНГ узнать, где захоронены их родственники, погибшие за рубежом во время Второй мировой войны. Это сейчас у него есть собственный фонд «Remco Reiding Reserch Reporting», который установил личности порядка 2000 человек, а когда-то молодой человек, проникнувшийся историей России, просто получил предложение заниматься развитием кладбища советских солдат в Нидерландах.

О деятельности Ремко я впервые услышала накануне Дня Победы. Несмотря на то, что важной миссией он занимается давно, широкую популярность в России он получил только в этом году. В Сети появился ролик, на котором жители Нидерландов накануне 9 мая возложили цветы к могиле каждого солдата, захороненного на кладбище.

Договориться о встрече было несложно, подводил лишь график, который был расписан у журналиста по минутам. К счастью, встретиться все-таки удалось.

Кладбище Советских военных находится в деревне Лейсден, совсем рядом с городом Амерсфортом, что в 20 минутах езды от Амстердама. Добраться туда несложно, нужно сесть на автобус номер 19 на центральном железнодорожном вокзале в Амесфорте, если повезет, доехать можно даже бесплатно.

Через 20 минут я оказываюсь на русском кладбище, которое соседствует с действующим крематорием и современными захоронениями. Я приехала как раз во время похорон. И надо заметить, что здесь во время церемонии атмосфера кажется не столь мрачной, как в России. Голландцы, видимо, воспринимают смерть так же легко, как и жизнь.

Воспользовавшись тем, что на месте я оказалась гораздо раньше назначенной встречи, иду осматривать кладбище. Первое, что бросается в глаза – все надписи на могилах, табличках и мемориалах сделаны на русском языке. Могилы, расположенные по двум сторонам от мемориала, находятся в идеальном состоянии. Где-то до сих пор лежат цветы, где-то таблички с фотографиями и историями солдат, чьи личности уже удалось установить. С первых секунд чувствуется, что люди, которые здесь работают не просто отрабатывают зарплату, а с уважением заботятся о погибших героях.

«Кладбище состоит из двух частей: на одной похоронены советские солдаты, а на другой – голландские. Более тысячи солдат умерли в местном лагере, еще тысячу эксгумировали и перенесли с севера Нидерландов. Когда я пришел сюда 20 лет назад, кладбище выглядело почти так же, только никто из родственников о захороненных не знал. Сегодня более ста семей узнали о своих родных, как видите, рядом с их могилами стоят фотографии. Помню, как приехал сюда впервые на велосипеде и был шокирован тем, что здесь похоронены не просто пара десятков, а так много забытых людей. Но несмотря на это я никогда не слышал об этом месте, как и мои друзья», - сказал Рейдинг.

Однако всего бы этого не случилось, если бы 20 лет назад молодой голландец, приехавший в Москву по студенческой программе, не влюбился бы в русскую девушку.

«Я изучал журналистику в одном из университетов Нидерландов, когда мне предложили съездить в Москву. С Россией меня тогда ничего не связывало. Мне было просто интересно как начинающему журналисту посмотреть это место. Тогда я влюбился в Москву и в эту страну, очень странную и не похожую на мою. А еще я влюбился в русскую девушку. Когда я вернулся через 10 дней из России, мне сказали, что есть работа на кладбище в Амерсфорте, где захоронены советские солдаты, о которых никто не знает», - сказал он.

Прежде чем приступить к поиску родственников, Ремко заручается стопроцентной гарантией, что личность захороненного солдата установлена правильно.

«Я стал изучать, кто эти люди, и как можно найти их близких. Исследование состоит из трех стадий. Первый шаг – это поиск информации. В течение нескольких лет, я искал какие-либо данные о захороненных. Когда ты находишь информацию, ее необходимо проанализировать, потому что фамилия и имя еще обычно ни о чем не говорят. В России сколько угодно Андреев Ивановых, поэтому нужно искать дополнительные сведения. Совпадение должно быть только с одним человеком, числившимся в списке пропавших, в противном случае будут проблемы. И только когда личность установлена со стопроцентной гарантией, я приступаю к поиску родственников. Это самая легкая часть», - объяснил журналист.

Сотрудники фонда очень боятся расстроить людей ложной надеждой. Часто семьи принимают желаемое за действительное и без раздумий считают того или иного солдата членом своей семьи. После того как Ремко допустил ошибку в начале своей деятельности, он отработал специальный алгоритм, который позволяет убедиться в родственной связи людей.

«Однажды, в самом начале поисков я ошибся. Точнее семья, после того как я рассказал им все сведения о солдате, была уверена, что это их родственник. Но позже оказалось, что они ошиблись. С тех пор я всегда оставляю скрытым один из важных фактов, и спрашиваю у них, в каком именно месте человек родился или провел детство или женился. Серьезность ошибки заключается в том, что, если семья примет чужого погибшего, то его настоящие родственники навсегда лишатся такой возможности», - пояснил Ремко.

Такой поиск требует больших финансовых вложений. Кроме того, организация оплачивает часть расходов членам семьи, которые хотят приехать в Нидерланды из России или стран СНГ, чтобы посетить могилу своего предка.

«Для семьи обычно это очень эмоциональный момент. Они счастливы, когда впервые слышат эту новость, и им грустно от того, что человек все-таки погиб на войне. Многие, конечно, хотят побывать на могилах родственников. Сначала мы финансировали поездки детей и внуков, сегодня мы так же поддерживаем праправнуков, племянников и племянниц. К сожалению, пока что у меня получается финансировать только расходы в Нидерландах, билеты на самолет родственникам приходится покупать самостоятельно. Но в 2020 году мы планируем организовать большой тур для всех родственников и полностью его оплатить», - сказал он.

На кладбище и в фонде чаще всего работают волонтеры.

«Первая цель была очень абстрактной – дать каждой могиле свое лицо. Для нас все, что написано здесь на русском языке, было непонятно, поэтому поиск родственников был только второстепенной целью. Позже, когда я осмыслил, что семьи людей никогда не получали никакой информации о своих близких, для меня это стало моральным долгом. Я больше не мог вернуться к свой обычной жизни, ушел со своей текущей работы и занимаюсь деятельностью Фонда ежедневно», - сказал он.

По словам Рейдинга, Европейский Союз уделяет недостаточно внимания Второй мировой войне, особенно сегодня, когда отношения с Россией обострились. Но это лишь мотивирует его сделать кладбище известным и популярным с исторической точки зрения.

«Здесь слишком много внимания уделяют деятельности британской и американской армий во время войны. И недостаточно знают о советских солдатах, которые сыграли такую важную роль. Я думаю, что многие голландцы просто не знают об истории и существовании этого кладбища, но когда они все-таки узнают, им становится интересно. История – это хороший способ узнать друг друга получше, особенно сегодня, когда отношения с Россией не очень теплые. Эта часть истории, которая может помочь нам понять Россию лучше», - сказал он.

О кладбище уже написали многие европейские СМИ, сняли сюжет и BBС. Сам Ремко Рейдинг опубликовал несколько книг, по совместительству он преподает в университетах. На сегодняшний день работники Фонда ставят своей целью создание большой образовательной программы, которая позволит европейцам узнать больше об истории Второй мировой войны и участии в ней Советской армии.

Перед тем как покинуть кладбище, я спрашиваю у Ремко, как часто он приезжает в Россию сегодня и влюбился бы он в Москву, оказавшись там впервые в наши дни.

«Сегодня я бываю в России не так часто. Я жил там на протяжении восьми лет. Для меня это достаточно. Москва – это великий город, но он очень динамичный. Сегодня я живу в своем маленьком родном городе и чувствую себя дома. Я видел и делал много всего в России. Были хорошие времена и плохие, как и везде. Моя жизнь там в прошлом. Я видел так много в России, кажется, даже больше, чем многие русские. Тоже самое можешь сказать сейчас о Нидерландах ты, живя здесь», - добавил он.

На улице светит яркое солнце. Проходящие мимо люди заходят на кладбище, чтобы почтить память погибших солдат. Кажется, все посетители знают Рейдинга лично или слышали о нем. После встречи со мной Ремко едет на местную радиостанцию, чтобы снова рассказать о важности миссии, которой занимается. А я с чувством гордости и признательности за то, что никакая политика не может перечеркнуть важность человеческого подвига, покидаю кладбище.

Екатерина Дегтерева

comments powered by HyperComments